16:32 

Воин Серебряной Звезды. Часть 12

Огненная_Тигрица
Название: Воин Серебряной Звезды. Часть 12
Авторы: RameryStar, Огненная_Тигрица
Жанр: Фэнтези
Вид: кроссовер
Фандом: Тайна Заброшенного замка, Сейлор Мун, Сильмариллион
Состояние: В процессе
Краткое содержание: Юному рабу Ильсору Асмаррэ предстоит вести к освобождению свой народ - арзаков. Уже который год он ищет, как это сделать - его народ уже много веков в рабстве. Неожиданно у Ильсора появляются необычные союзники: вечно юная девочка и странный рыжий парень...
Предупреждение: AU, ООC

Баан-Ну не мог не заметить, что его любимые рабы привели откуда-то рыжего лиса. Он посчитал это хорошим знаком и стал подумывать, не ввести ли встречу с лисом в «Завоевание Беллиоры».
Последующие несколько дней трое друзей при удобном случае проводили собственную разведку, а звери-спутники сопровождали их. Благо, менвиты были слишком заняты своими делами, чтобы заметить отсутствие единорога. Однажды Ильсор, Зойсайт и Дарелия набрели на одну деревню, подошли к ближайшему домику и осторожно заглянули в окно. За ткацким станком сидел полноватый мужчина. С неохотой оторвавшись от явно любимой работы, он протянул пожилой женщине - очевидно, жене - кастрюльку и сказал:
- Свари-ка мне, Эльвина, цыплёнка, у тебя же их много развелось.
- Рано ещё, они ещё не подросли, - ответила Эльвина.
Если бы Ильсор и Дарелия могли понять хотя бы слово! В этот момент они осознали, какое препятствие стоит между ними и беллиорцами - языковой барьер. Аполлон может спокойно общаться с ними, потому что знает арзакский язык. Вероятно, Мандос и менвитскому языку его обучил.
- Зойсайт, - тихо сказала Дарелия, - на тебя вся надежда. Ты можешь научить нас с Ильсором беллиорскому языку? Пожалуйста, Зой.
- Пожалуй, можно попытаться, - сказал, подумав, Зойсайт. - Правда, язык, на котором говорят эти двое, - один из многих языков Беллиоры.
- Один из многих? - удивилась Дарелия, но тут же взяла себя в руки. - Для нас важнее язык, на котором говорят ткач и его жена.

С того дня Зойсайт тайно учил Ильсора и Дарелию языку, на котором говорили в Волшебной стране. «Видел бы меня сейчас Нефрит», - усмехнулся про себя Зойсайт. Дарелия и Ильсор уже неплохо говорили на языке беллиорцев, когда они с Зойсайтом во время очередной разведки достигли усадьбы у подножия гор. Арзаки сразу обратили внимание на то, что хозяин этой усадьбы беседует с филином как с равным.
- Учёная птица? - спросил Ильсор. - Не похоже, чтобы она повторяла слова, как попугай. Она сама мыслит.
- Правду говорил Эльмар, - сказала Дарелия. - Звери и птицы в этой стране действительно разговаривают по-человечески. Прямо как ранвиши. Может, здешние звери и птицы тоже обладают способностью к телепатии? Или над этой страной есть какой-то купол, который наделяет телепатией всякого зверя, который в неё попадает?
А Зойсайт задумался. Мог ли этот таинственный чародей Гуррикап создать над Волшебной страной купол, дарующий зверям и птицам телепатию? Эти мысли не отпускали его всю дорогу обратно. Уже на подходе к замку Зойсайт не заметил, что наступил на какой-то ядовито-зелёный медальон, лежавший на земле. Никто из троицы не знал, что это медальон Гингемы, который она обронила, когда убегала от замка в страхе перед юмами. Чтобы никто другой не мог им воспользоваться, колдунья наложила на медальон заклятие: всякий, кто до него хоть как дотронется, будет умирать в страшных мучениях.
- Зойсайт! Зойсайт! - закричали Ильсор и Дарелия, склонившись над упавшим другом.
Дарелия рассержено сказала:
- Не знаю, кто оставил здесь этот медальон, но я не позволю убить Зойсайта. Сияющая Вега, дай мне силу!
Три секунды - и на полянке появилась Сейлор Вега.
- Песнь Исцеления, в бой! - воскликнула она, и красное сияние окутало Зойсайта. Через несколько секунд от заклятия не осталось и следа.
«Оранжевый цвет - противостояние, - услышала Сейлор Вега голос Снежка. - Скажи: «Трель Противостояния, в бой!» - это уничтожит силу медальона».
- Трель Противостояния, в бой! - воскликнула Сейлор Вега. Оранжевый луч, вырвавшись из кольца, ударил в медальон. Через пять секунд на траве лежал обычный медальон с изумрудом.
Снова став собой, Дарелия взяла медальон в руку.
- Теперь ты никому не причинишь вреда, - сказала она и отдала Ильсору. - Подаришь его своей избраннице в знак вашей любви. Пусть этот медальон теперь служит добрым делам. Чувствую, изумруд имеет большое значение в нашем деле. Неспроста твой предок Зойсайт Асмаррэ назвал ту картину «Изумрудная фантазия».
- Согласен. Такие совпадения не случайны, - кивнул Зойсайт. - И спасибо тебе, Лия. Если бы не ты...
- Да чего уж там? - усмехнулась Дарелия. - В другой раз и ты мне поможешь.

Ночью, когда Зойсайт готовился ко сну, он обнаружил, что все шрамы, покрывавшие его тело, исчезли. Не было даже уродливого шрама на груди, оставленного шаровой молнией королевы Берилл. В тот момент Зойсайт понял: сила Исцеления не только спасла его от проклятия, но и избавила от шрамов. Зойсайт чувствовал, что теперь не будет никаких мучений, связанных с болью в шрамах. «Лия, - с нежностью подумал Зойсайт. - Милая моя Лия. Спасибо тебе за всё».
* * * *
Первые дни на Беллиоре были для арзаков настоящим временем любви. Вспоминая то время, Дарелия думала, что сама Афродита решила вмешаться, пока не поздно. Сама она каждый день, как только просыпалась, получала от Зойсайта, встававшего с зарей, пышный букет цветов - самых красивых, которые только можно было найти в этой местности. Бывший Лорд Востока, умелый знаток и ценитель всего прекрасного, не мог пройти мимо дивных цветов Волшебной страны. А доставлять радость каждое утро своей возлюбленной Дарелии, втайне преподнося ей букет цветов, он считал за истинное счастье. Тем более, как было приятно видеть радость прелестной арзачки, когда она видела, просыпаясь, у себя в изголовье букет цветов. А дар их втайне только придавал особый романтический настрой.
Ильсор тоже времени не терял. Памятуя о словах Аполлона и зная, что у них с Гелли далеко не просто глубокая дружба, вождь арзаков улучил момент между многочисленными делами и привел Гелли к огромному павильону, расположенному неподалёку от замка, в котором Избранники устроили базу Ранавир. В этом павильоне когда-то любил отдыхать легендарный Гуррикап. Возле этого павильона Ильсор и Гелли признались друг другу в любви.
- У меня есть кое-что для тебя. - С этими словами Ильсор надел на шею Гелли тот самый медальон с изумрудом. - Не спрашивай, откуда он у меня, - друзья помогли найти. Я дарю его тебе в знак нашей любви.
- Какая прелесть! - восхитилась Гелли. - Но всё равно ты, Ильсор, для меня дороже и прекраснее всяких украшений.
Их губы слились в горячем поцелуе. Звезда, наблюдавшая за этой сценой из-за дерева, тихо радовалась за своего друга. «Вот и Ильсор нашёл своё счастье, - подумала она. - Только бы у них всё было хорошо».
Ланат и арзачка Диналина, с которой он встречался, поняли, что их любовь была не более чем юношеской влюблённостью, и расстались друзьями. Диналина стала встречаться с арзаком Алессаном, с которым Ланат едва не подрался из-за Зойсайтовой шутки. Сам же Ланат обратил внимание на Морни, а когда их глаза встретились, они поняли, что сама судьба свела их. И оба понимали, что нашли свое счастье.
Однако несмотря на столь нежные и теплые мгновения между арзаками, работа в Ранавире шла своим чередом, и менвиты намеревались как можно скорее закончить ремонт дворца и приступить непосредственно к завоевательной операции. Баан-Ну с его нетерпением и желанием скорейшего результата подгонял рабочих, включая Зойсайта и Ильсора, и рабы суетились, забывая о сне, отдыхе. Дни потеряли для арзаков свой обычный ход. Время они измеряли количеством собранных вертолетов, глубиной вырытых колодцев, метражом проложенного водопровода... И чем дальше продвигалось восстановление замка Гуррикапа, тем наглее чувствовали себя менвиты. Словно они уже завоевали Беллиору, словно уж поработили ее жителей... Но Ильсор, Зойсайт и Дарелия знали, что все идет по плану. Беспокойство - беспокойством, но друзья успокаивали себя... Знали, что это было заранее запланировано...
* * *
По-настоящему Зойсайт забеспокоился, когда Баан-Ну поручил собрать говорильную машину. Лётчик Мон-Со, которого за глаза Зойсайт называл «Бааннувский Пёсик», доставил в Ранавир двух пленников. Ильсор, Зойсайт и Дарелия сразу узнали их - это были ткач и его жена, возле дома которых друзья побывали. Благо, друзья Ментахо (так звали ткача) подсказали ему, да и Ильсору тоже, как обвести генерала вокруг пальца и сохранить тайну Волшебной страны. Дарелия больше друзей обрадовалась этому, она чувствовала, что генералу Баан-Ну ещё рано знать, что страна, в которой они очутились, - волшебная.
Ещё больше Зойсайт заволновался, когда Кау-Рук доставил в Ранавир еще одну пленницу. Это явно была гостья из-за гор, и по её одежде Зойсайт понял, что во время полёта через аномалию произошло что-то не то. Красные платьица в белый горошек - а именно такое платьице было на пленнице - никто не носил уже в то время, когда беллиорские Сейлоры обрели свою силу. Зойсайт начал думать, что аномалия перебросила их в прошлое, и решил обсудить это с Кау-Руком.
Улучив момент, Зойсайт и Кау-Рук уединились в комнате штурмана. Тема для разговора обещала быть долгой, поэтому встреча произошла вечером, когда Баан-Ну уже спал. Кау-Рук в очередной раз восхитился умом Зойсайта, когда они приступили к расчётам возможного переброса «Диавоны» аномалией в прошлое. В результате Зойсайт и Кау-Рук пришли к выводу, что аномалия перенесла «Диавону» на 44 года в прошлое, а на том же месте звездолёт остался после переброса, потому что летел с прежней скоростью. И потом, неизвестно, что произошло на Рамерии за шестнадцать лет полёта к Беллиоре. Поэтому Зойсайт и Кау-Рук пришли к выводу: если «Диавона» пробудет в аномалии примерно один час двенадцать минут и будет лететь со скоростью в девять раз меньше той, что была у неё во время пути к Беллиоре, то звездонавты вернутся на Рамерию в тот день, когда стартовали. И менвит, и бывший беллиорский Лорд решили, как провести звездолет до аномалии и как скорректировать параметры курса, скорости, времени, и запрограммировали бортовые компьютеры «Диавоны». Осталось только запустить эти программы, которые автоматически включатся в режим действия в момент выхода звездолета на орбиту.
Когда все было готово, Кау-Рук не удержался и спросил Зоя, чем же вызвано его поразительное знание... Не тем ли, что он застыл во времени, подобно Дарелии?
Зойсайт утвердительно кивнул головой.
- Да, мой полковник. Так точно. Мне было восемнадцать, когда возраст остановился. И я был на Беллиоре давным-давно...
Вот только когда именно давно, Зойсайт говорить штурману не стал - не пришло время еще раскрывать себя: кем он был в прошлом и кем являлся ныне. Это было опасно, и хоть штурман был человеком, которому хотелось доверять, внутренняя интуитивная осторожность не велела Зойсайту раскрывать карты.
А сам он почти постоянно думал над той странностью переноса во времени. Получалось, что если он попал в прошлое, то на данном отрезке времени Берилл еще властна на Беллиоре. Стало быть, живы и Нефрит, и Джедайт... И он, Зойсайт, реально вычищенный от тьмы, но до того, как призвала его королева. «Правильно, - подумал Зой. - Так и должно быть. Вместо того чтобы стать Темным генералом Берилл, надо было исправить искажение и стать Сейлор Воином. Но Сейлором я мог стать, только лишившись тьмы. То есть, для того и надо было закинуть «Диавону» в прошлое, чтобы исправить будущее... Чтобы восстановить равновесие. Как Сейлор Гелиос я не позволю грани Вселенной сбиться! Тьма не одолеет ни Дарелию, ни Ильсора, никого из нас. И именно исправив это искажение, можно будет вернуться на Рамерию в тот же день, когда был старт, и по-настоящему бросить вызов Гван-Ло».
С этими мыслями Зойсайт добрался до спального помещения арзаков, где жил наряду с Ланатом, Ильсором, и еще несколькими рабами, осторожно, чтобы никого не разбудить, улегся на раскладушку. И совершенно по-детски сжавшись под одеялом, заснул. Утром надо было рано вставать: такова была нелегкая арзакская жизнь. И Зойсайт совершенно не вспоминал, что когда-то повелевал богатым и благоухающим краем, жил в роскошном дворце, нежился в пуховых перинах из нежного розового атласа и шелка, и сотни юм готовы были мигом выполнить любую просьбу милорда. А тут - обычная раскладушка, зеленый форменный комбинезон из грубой ткани, похожей на мешковину, скудная еда и работы непочатый край... Но именно здесь Зойсайт был счастлив как никогда.
* * * *
В то время, когда Зойсайт и Кау-Рук проводили расчёты для возвращения на Рамерию в тот день, когда стартовала «Диавона», произошло событие, которое оказалось для экспедиции решающим. С помощью волшебного серебряного свистка, подаренного старшей сестрой, Энни Смит (именно так звали юную пленницу) призвала на помощь королеву полевых мышей Рамину. Рамина обещала помочь всем, чем может. Разумеется, королева полевых мышей не могла не заметить в Ранавире лиса и ранвиша. Первым делом она поговорила с ними и Снежком, а те при первой же возможности предупредили Ильсора, Зойсайта и Дарелию о том, что в Ранавире похозяйничают мыши.
По приказу Рамины одна часть мышей взялись за рытьё подземного хода (было решено провести в Ранавир трубопровод, по которому потечёт Усыпительная вода), а другая принялась хозяйничать в замке Гуррикапа.
Что ждало завоевателей утром! В мастерских менвитов у электрических проводов оказалась полностью обгрызенной изоляция. Колбы, мензурки, пробирки с различными веществами валялись разбитыми на полу. Баки с пробами топлива были продырявлены - из них вытекло горючее. От гербариев, собранных из растений Волшебной страны, осталась одна труха. У комбинезонов, висевших на вешалках, уцелели только воротники: остальное клочьями лежало на полу.
Хоть Ильсор и был предупреждён Звездой о том, что ночью в Ранавире похозяйничают мыши, он так удивился тому, во что превратился кабинет Баан-Ну, что начал протирать глаза.
- Мой генерал, господин Баан-Ну, - тихо позвал Ильсор.
Баан-Ну, который в тот момент спал, мигом проснулся, и перед ним предстала картина ужасного погрома. От шкуры тигра, лежавшей у постели, остался один пух. Ночной халат генерала был изорван на полосы. Великолепные сапоги больше походили на сандалии, какие носили древние греки, остальное было съедено.
Ильсор собирался подать Баан-Ну его мундир, но в шкафу была груда лоскутьев.
Баан-Ну не стал дожидаться, когда ему принесут запасную одежду с «Диавоны», и поспешил в свой кабинет. Накануне он так устал от описания схватки с полчищем невидимок, что не убрал рукопись в портфель и не спрятал под подушку. Этот бой с невидимками снился ему всю ночь, неужели он оказался пророческим?
Взглянув на стол и увидев там лишь горсти бумажной пыли, Баан-Ну со стоном обхватил голову руками и опустился в кресло.
- Мой генерал, - начал прибывший с докладом Мон-Со, - в Ранавире разбито, разорвано всё, что можно разбить и разорвать. Наверно, это земляне побывали...
Не успел он договорить, как на пороге показался врач Лон-Гор:
- Мой генерал, бинты исчезли, термометры перебиты, все порошки рассыпаны и перемешаны, Земляне...
- Какие земляне? - закричал генерал, не в силах больше сдерживаться. - Что вы мне голову морочите землянами? «Завоевание Беллиоры», моя книга, труд всей моей жизни погиб.
Самым интересным было то, что не пострадало имущество арзаков. Баан-Ну потребовал к себе пленников. Но Энни, Ментахо и Эльвина ничего не ведали. Откуда им было что-то знать, если окна Синего домика, где их держали, закрывали стальные решётки, дверь снаружи была заперта, а часовой-менвит ни на шаг не отходил от крыльца?
* * * *
- Ха-ха, так ему и надо, - засмеялся Ланат. - Будет знать, как наш народ мучить.
- Много ты понимаешь, Ланат. Посмотрю я на тебя, когда уничтожат то, над чем ты долго и упорно работал, - буркнула Дарелия и поспешила в комнату генерала.
Девочка хотела утешить Баан-Ну, ведь она его прекрасно понимала. Сама Дарелия чувствовала бы себя точно так же, если бы кто-нибудь уничтожил ноты мелодии, которую она долго сочиняла. «Мышки явно перестарались», - подумала девочка, заходя в комнату.
- Господин генерал, не отчаивайтесь, - сказала Дарелия, по-братски обняв Баан-Ну за плечи. - Ещё не всё потеряно. Можно ведь новую книгу написать - ещё лучше «Завоевания Беллиоры».
- Думаешь? - Баан-Ну вопросительно посмотрел на Дарелию.
- Уверена. Ну хотите, я буду Вам помогать? Если в чём-то возникнет трудность, я постараюсь помочь.
- Спасибо, Дарелия, - произнёс Баан-Ну. Это был первый раз за многие годы, когда он сказал арзаку «спасибо». - Я обязательно укажу тебя соавтором или консультантом. Закон, приписывающий достижения арзаков менвитам, ужасно несправедлив.
Дарелия поняла, что нужный час пробил.
- Господин Баан-Ну, - сказала она, - Вы должны кое-что узнать. Эта страна волшебная.
- Волшебная? - Казалось, Баан-Ну проглотил, не жуя, целый лимон.
- Волшебная. Не спрашивайте, откуда, но мои сведения достоверны. Здесь царит вечное лето, есть добрые волшебницы, а звери и птицы говорят по-человечески. Это всё от Вас скрыли, потому что у Вас только одно стремление - завоёвывать.
- Значит, именно потому здесь обитают великаны?
- Великан здесь всего один, да и тот механический. Он живёт своей жизнью, словно обладающий душой робот. Он принимал разные обличья и старался почаще попадаться на глаза лётчикам. К этой хитрости прибегли, чтобы сохранить тайну Волшебной страны. А представьте, сколько таких же чудесных краёв по всей Беллиоре. Может, они и не обладают теми же чудесами, но у них могут быть прекрасными реки, леса и поля. Разве такую красоту можно завоёвывать?
- Нет, - подумав, покачал головой Баан-Ну. - Этого нельзя допускать.
- Тогда Вам нужно отменить завоевание Беллиоры, - сказала Дарелия. - Гван-Ло можно отправить ложное сообщение о провале миссии. Если Беллиору завоевать, жители этого чудесного края и всей Беллиоры будут страдать так же, как арзаки, а этого только и надо Гван-Ло. Много лет назад он поработил арзаков именно поэтому: чужие страдания доставляют ему радость. Посмотрите на меня, господин Баан-Ну. Я служу Вам уже много лет и за это время ни разу не изменилась. С Гван-Ло почти то же самое - чужие страдания позволили ему обрести большое могущество, застыть во времени и стать бессмертным. Чтобы бессмертие покинуло его, нужно прервать поток страданий. Если Вы завоюете Беллиору, Вы поможете Гван-Ло увеличить этот поток и стать сильнее, а этого нельзя допускать.
- А если не все менвиты согласятся на отмену миссии?
- Наши друзья с Беллиоры это предусмотрели - они нашли способ доставить сюда воду, усыпляющую каждого, кто её выпьет или надышится её испарениями. Проблем только две. Одна из них заключается в том, вода действует в течение суток после того, как была взята из источника. А вторая проблема - чем дальше вода от источника, тем слабее её свойства. В частности, теряется способность лишить выпившего воду или надышавшегося её испарениями памяти. Всех несогласных с отменой миссии можно будет усыпить.
Дарелия видела, что Баан-Ну колеблется, поэтому ночью тайно покинула комнату, которую они делили с Морни, Гелли и ещё несколькими арзачками, превратилась в Сейлор Вегу и тихо вошла в комнату Баан-Ну. Генерал крепко спал после дневных переживаний. «Зелёный цвет - сила воли, - услышала Сейлор Вега голос Снежка. - Скажи: «Трель Воли, помоги!» Это усилит силу воли Баан-Ну».
- Трель Воли, помоги! - произнесла Сейлор Вега.
Зелёный луч, вырвавшись из кольца, на несколько секунд окутал генерала облаком приятного зелёного цвета.
«Теперь его сила воли выше прежнего, - сказал Снежок. - Генерал Баан-Ну обязательно поможет арзакам освободиться, я уверен в этом. Теперь ты знаешь почти все свойства радуги, Сейлор Вега. Запомни: синий цвет - удар морозом. Если тебе понадобится такой удар, скажи: «Музыка Метели, в бой!» Сила синего цвета не заставит себя долго ждать».
«Я запомню», - сказала Сейлор Вега.

@темы: Воин Серебряной Звезды, Зойсайт, Сейлор Мун, Тайна заброшенного замка, фанфик

URL
   

Дневник Огненной Тигрицы

главная