Огненная_Тигрица
Название: Перекрестье миров. Часть 1
Автор: RameryStar; Огненная_Тигрица
Жанр: Фэнтези
Фандом: Средиземье, книга и игра «Метро 2033»
Состояние: Закончен
Краткое содержание: Принц Амрундора Зойерин попадает в мир, уничтоженный ядерной войной.
Предупреждение: AU, OOC

Амрудорский принц

Зойерин Эармир, сын эльфийского короля Эвендила I Арсинделя, Повелителя могучего королевства Амрундор, был одним из мудрейших эльфов Арды. Королевство его отца, Амрундор, находилось на северо-востоке Эндора, огромного континента на планете Арда. Добрый и кроткий принц Зойерин был любимцем жителей королевства - эльфов и людей. Он всегда со всеми был тактичен и обходителен, мягок и чуток, полон мягкой и теплой гармонии. Он был очень мудр, любил книги и знания. И охотно вникал в предания прошлого и в то, что было не исследовано или до поры сокрыто. Своими знаниями Зойерин искренне делился с окружающими, согревая их души заботой и теплом. И они платили принцу взаимностью.
В лихую годину Тени, когда Арда была под властью Врага всего живого, Мелькора Моргота, родился Зойерин. Отец его, бесстрашный король-мореплаватель Эвендил, много прислужников врага перебил и нанес его армиям огромный ущерб. И Мелькор не простил этого Эвендилу, отыгравшись на его семье. Использовав черные чары, суровую северную погоду и постоянные выматывающие набеги орд орков по крепко вставшему полярному льду, Мелькор сумел нанести страшный ущерб семье короля: единственный сын Эвендила родился едва живым, и королева Глоредэль едва не умерла во время родов. Тем не менее, королева-мать выжила, и принца удалось спасти. Но это наложило отпечаток на его дальнейшую жизнь, сильно ослабив его иммунитет, силы и жизненные ресурсы. Хрупким и ранимым рос принц Зойерин, но воля к жизни, не смотря ни на что, пробивалась в его больших серебристо-серых глазах.
Он был прекрасен собой: нежное белоснежное личико с сияющими глазами было необычайно миловидно - четко угадывались черты матери, принцессы Глоредэли из Восточного Королевства, которая отличалась неземной красотой, грацией и очарованием даже на фоне эльфиек. Серебристо серые глаза Зойерина, большие, глубокие, опушенные длиннющими темными ресницами, смотрели мягко и тепло. Точеные темные брови только подчеркивали нежное и кроткое выражение личика Зойерина, как и густые белокурые локоны. Эта светлая красота вкупе с утонченными и изысканными манерами Зойерина делала его одним из самых прелестных и красивых эльфов Эндора и истинной жемчужиной Амрундора. Потому вторым, тронным именем принца, под которым он в будущем будет наследовать корону отца, было имя Эармир, Морское Сокровище.
Нежный и хрупкий Зойерин рос под уходом и заботой любящих родителей и придворных. Частые хвори и слабый иммунитет не помешали Зойерину вырасти добрым, чутким и прекрасным, к тому же, в силу своего характера и положения, он был терпелив и спокоен, любил читать, и предпочитал мирно улаживать разные дела.
Каждое утро к Зойерину в его королевские покои приходил особый придворный лорд Кадор из старинного знатного рода Конаханов, чтобы проверить самочувствие принца. Если все в порядке, он разрешит встать и день идет хорошо. Если по каким-то признакам заметит, что не все в порядке - то бледнее обычного, то руки прохладные, то еще какие малозаметные признаки, то лорд Кадор запретит Зойерину вставать, распорядится отменить разные мероприятия, и окружит уходом и дополнительной заботой. Часто бывало такое: Зой абсолютно хорошо себя чувствует, но какая-то пара признаков Кадора не устроит, и если он вставал и шел заниматься делами, то в конце дня точно сваливался с серьезным недомоганием, успевшим за день развиться. И все - неделю проводил на режиме.
Ввиду особого положения Зойерина, часто и подолгу находящегося под врачебным уходом, король Эвендил и королева Глоредэль выбрали для сына прекрасный горный замок среди водопадов, где не было столичной сутолоки и где нежный принц мог спокойно и благополучно жить. К замку примыкал небольшой высокогорный старинный городок Эльдиност. Замок был убран со всевозможной красотой и роскошью, оснащен всем необходимым оборудованием и устроен так, чтобы Зойерин там был под полной заботой и уходом заботливого лорда Кадора Конахана и верных придворных. В замок тот он переехал, будучи 12-ти лет от роду, и жители городка его очень полюбили за доброту и отзывчивость.
Город Эльдиност в горах, как и прекрасный замок, некогда принадлежал одному из предков короля Эвендила по материнской линии, графу Элоару Морингольду. Он слыл знатоком разных тайн и наук, и немало трудов приложил, чтобы привить своему народу любовь к знаниям и мудрости.
Многие труды разных мудрецов собрал граф Элоар в своих кладовых и великое количество ночей провел, чтобы изучить эти сведения. И сам, будучи ученым и мудрым мужем, много стараний приложил, чтобы восстановить и сохранить те сокровища мудрости, которые давно были преданы забвению прочими людьми или эльфами, ибо не были записаны, а передавались из уст в уста. Именно Элоар впервые за историю Амрундора стал по-настоящему систематизировать знания, заносить данные в компьютеры и вести вычисления на своих электронных приборах. И эти занятия занимали у него много-много времени. Потому Элоар мало уделял внимания своей семье, предпочитая житейским заботам старания научные.
Для научных своих изысканий, дабы столичная жизнь с ее суетой не отвлекала графа Элоара от его размышлений, выстроил себе он крепость высоко в горах, среди мощных водопадов, которые не замерзали даже в самые суровые армрундорские морозы. Крепость называлась Эльдиност - «Цитадель эльфийской тишины», и ее название вполне соответствовало ее мирной споконой обстановке и общей атмосфере вокруг. Уютной и тихой была графская уединенная цитадель, и постепенно вокруг нее собирались эльфы, любящие знания и мудрость, и желающие служить премудрому графу. Так возник тот самый небольшой городок вокруг замка, называвшийся так же, Эльдиност - по названию графского замка. Граф Элоар мастерски укрепил и обустроил цитадель и городок, сделал Эльдиност надежным и неприступным. И глубокие подземные галереи тянулись под ним на протяжении нескольких миль. Там разместил Элоар свои научные помещения и лаборатории, где углублялся в познания мудрости и наследия древних дней.
Даром провидения обладал граф Элоар. И вещие глаза его видели в глубине грядущих веков, что один из членов его рода в будущем станет достоин прикоснуться к этим драгоценным знаниям и умножит их, и распределит на благо народу, и сделает их достоянием и славой государства. Посему, ревнуя о справедливом использовании сокровищ своей цитадели, спрятал Элоар свои архивы и труды, а доступ к ним зашифровал. Ключи от княжеских покоев подземелья и от комнат, где хранились эти записи, граф доверил хранить лишь Остогеру Альквиру Хелкариону Амдириэлю, особому ученому эльфу, который вел учет годам и событиям своих и иных земель.
Эльф этот был верным секретарем графа, преданным любителем знаний и наук с раннего детства. Он был родом откуда-то из глухой лесной провинции с окраины страны, происходил из тамошних сумеречных эльфов, перебравшись с женой Эленвэ и сыном Аэлиндином в научный город Эльдиност. Любя знания, и имея живой пытливый ум, Остогер зарекомендовал себя, как точного и аккуратного эльфа, достойного работать при самом Элоаре Морингольде, прославленном ученом и мудреце. Постепенно, живя в Эльдиносте, стал он сопричастен тайным изысканиям мудрости, и сполна оправдывал доверие к себе графа. Как себе, доверял своему секретарю Элоар. И тот помогал ему в научных трудах и систематизации знаний.
Когда были проложены и обустроены подземные жилища и галереи замка, а научная жизнь в Эльдиносте многие десятилетия стабильно и уверенно процветала, граф, не остановился на достигнутом. Не смотря на то, что подземные галереи и научные хранилища простирались на многие мили вниз и в стороны, он распорядился прорыть еще три длинных ветки тоннеля. Они были прорыты и отделаны, как архивные помещения, предназначенные для дополнительных накоплений данных. К ним были подведены коммуникации и сделаны линии метрополитена, позволяющие персоналу быстро добираться до нужных архивных баз. И когда последние работы были закончены, и все три ветки были подключены к единой системе энергообеспечения, в одном из этих тоннелей стали проявляться странные явления. В его галерее ни с того ни с сего время от времени возникала некая пространственная аномалия, не поддающаяся изучению. По приказанию графа его особые исследователи стали работать над раскрытием этого феномена, но он был неуловим. Кое-кто из них пропадал в этих аномалиях, и лишь двое исследователей с какими-то особо тонкими приборами, вернулись назад. Они рассказывали странные вещи, что их засосало в пространственные воронки, и они попадали в разные миры - где все по-другому: говорят на другом наречии и пользуются другими обычаями. После инцидента с этими двумя учеными больше никому не удавалось проникнуть в тайны сокрытого подземелья. А аномалии точно дразнились: то появлялись, то исчезали, оставляя графских ученых ни с чем. И Элоар взялся исследовать их сам. Странным образом он тоже оказался жертвой аномалии - но вернулся. Однако после возвращения он после сильно занемог, и с каждым днем его организм угасал. Последним распоряжением графа было закрыть вход в тоннель, где появлялись эти аномалии, непроницаемой плитой из специального металла хардия, который не пропускает ни электромагнитные, ни ядерные, ни какие другие силы или излучения. На плите он приказал выгравировать особый текст - как предостережение для будущих искателей истины. И вход был закрыт. От недуга граф так и не оправился, и через пару месяцев после установки плиты умер. После своего рискованного эксперимента Элоар в целом прожил где-то около полугода - ни лекарства, ни старания вречей ему не помогли, и смерть его была похожа на медленное и мучительное угасание. Остогеру и ближайшей родне он рассказывал о великом страхе и ужасе, который пережил по Ту Сторону Арды, но что это за страх был, и что именно пережил в тоннеле граф Элоар, он никому, даже Остогеру, не рассказал. Тайна аномалии, замурованной хардиевой плитой, ушла в могилу вместе с графом Элоаром Морингольдом.
Остогер после его смерти не уехал обратно в лесную глухую провинцию, но вместе со своей женой и сыном остался в цитадели Элоара - беречь его архивы и хранить собранные в них сокровища мудрости. Ибо такого было завещание графа. От него узнал Остогер, что лишь тому эльфу будет разрешено в будущем открыть доступ в хранилище великих знаний, чей ум будет достойным к понятию тайн, а сердце чисто от пороков и зла. И этот эльф родится в роду королей Амрундора.
Двести сорок лет занимался мудростью эльфийский граф Элоар Морингольд. Книги, что собрал и написал граф, и приборы, которыми он пользовался в своих исследованиях, и компьютерные схемы и карты Вселенной - научные архивы его крепости, так и лежали в подземных галереях, защищенные от непотребного их использования. А ученый эльф Остогер, хранитель их, немало скорбя душой о безвременной смерти графа, ревностно стерег тайник и пополнял его своими записями о текущих в мире событиях. Тихо и осторожно беседовал он с другими летописцами - придворными Амрундорских королей, и они немало помогали ему в его трудах.
Сама же крепость графа Элоара и окружавший ее уютный и мирный горный городок Эльдиност полюбилась нынешнему Владыке Амрундора и супруге его Глоредэли, и они сделали ее резиденцией своего нежного и хрупкого сына Зойерина. Высился прекрасный город Эльдиност, теперь уже принадлежащий принцу, среди окружающих его снежных северных гор и таежных предгорных садов. Тишина и уют были неизменными хранителями цитадели Зойерина, и он жил там под уходом преданных и заботливых придворных.
12 лет было принцу Зойерину, когда он вступил в научный замок Элоара. И именно ему поведал Остогер тайны архивов покойного графа. Добровольно, хотя и не без просьбы, рассказал эльфийский ученый о ключах и шифрах юному принцу, теперешнему владельцу замка. Именно тогда зародились между ним и эльфийским летописцем теплые дружественные отношения.
Быстро вникал Зой в те дела, которым обучал его Остогер. Живой и смышленый ум принца помог ему быстро научиться ориентироваться в тех тонкостях политики, которые были необходимы начинающему правителю, и в огромных, веками накопленных архивах Элоара. Отсюда же зародилась у мальчика тяга к более глубокому осмыслению истины и знания, к истокам мудрости. В добрых кротких глазах прелестного Зойерина виделись задатки великого правителя и мудрого вершителя судьбы огромного государства. Эта жила грядущего величия, равно как и милосердное сострадательное к людям и эльфам страны сердце юного принца не укрылось ни от его отца, ни от Остогера, ни от самого народа Амрундора.
При всем этом слишком хрупкое здоровье принца закрывало ему дорогу в воины. Не мог он долго удержать в руках шпаги - утомлялся и нередко во время занятий падал без сил. При этом отец его, король Эвендил, продолжал верить, что научит сына владеть клинком, как полагается при его титулах и звании, сам, будучи великим воином и бесстрашным капитаном. Не всегда Эвендил оказывался чуток с родным сыном, а занятия со шпагой или кинжалом, стрельба по мишеням и сами шумы выстрелов обессиливали его. Так, сильное желание отца сделать из Зойерина воина с помощью уроков с оружием, привело к к тяжелому срыву, и жизнь принца оказалась под угрозой. Несколько месяцев многочисленные слуги и придворные медики сражались за его жизнь, и с большими трудами удалось им развеять над ребенком смертную тень.
Это открыло Эвендилу глаза на то, что не сможет Зой стать воином и лучше оставить его таким, каков он. Тем более, что после того злосчастного срыва при занятиях фехтованием Зойерин восстанавливался очень медленно. Зато тонкое умение принца размышлять о разных далеко не простых вопросах науки и политики.
В те краткие моменты, когда состояние позволяло, Зой всеми силами стремился пообщаться со своим другом и наставником Остогером. И эльф ясно рассмотрел в кротких глазах измученного страшным недугом принца великую жажду мудрости и искреннее желание помочь всем жителям Амрундора и других стран... Как и великую волю к жизни.
Когда самочувствие Зойерина было вполне удовлетворительным, он вместе с Остогером продолжал погружаться в изучение старинных архивов цитадели. Но, счастливых мгновений, проведенных принцем у сокровищницы древней мудрости, было немного - ненадолго мог покидать он свои покои. Тогда Остогер сам нашел выход - подключил его компьютер к общему хранилищу файлов цитадели.
Осенью, когда Зойерину исполнилось 16 лет, он упросил Остогера показать ему подземные ходы под городом, так как сам не был в самых их глубинах и знал о многих коридорах под городом только теоретически. В частности, знал Зой, что под замком, где-то среди коридоров, находится таинственный подземный ход, в который не заглядывали еще со времен Элоара. Остогер рассказывал, что вход в подземелье давно закрыт по распоряжению самого графа, из-за таинственных и непонятных аномалий, которые привели его самого к смерти. Аномалии около входа в тоннель исследовали многие эльфы эхолотами и сканерами, и разными хитроумными приборами, но безрезультатно: в разных местах коридора отмечалось искривление пространства, но оно было подвижно и неуловимо. Что именно тогда граф нашел в глубине тоннеля, они никому не сказал. И Остогер со страхом поведал об этом юному Зойерину, надеясь на его благоразумие.
Начитанный и умный Зойерин по юности был очень любопытен, особенно к тому, что могло дать ему новые знания. И упросив Остогера сопроводить его, решил исследовать тоннель. До странных, требующих объяснения дел Зойерин был дотошен: любил доводить дела до конца и приводить их к логическому завершению. К тому же не любил недомолвок. Потому решил сам все разузнать. Кто знает, может ему повезет больше, чем Элоару и его исследователям?
Зой вооружился фотоаппаратом и парой приборов для связи, на всякий случай прикрепив на пояс именной передатчик с вензелем себе и Остогеру, и они вдвоем отправились исследовать таинственный тоннель. Еще как только Остогер рассказал ему про аномалии, Зойерину показалось, что он должен там узнать нечто важное для будущего. Такая мысль неотступно преследовала его. Потому принц очень хотел провести тщательное исследование с пользой и найти какие-то полезные свойства аномалии.
Вдвоем с Остогером они сканировали приборами общий фон тоннеля. Приборы показали усиление гравитационного полы внутри коридора и росли по мере приближения к тому месту, где был закрытый хардиевым диском вход в гиблую ветку галереи. Зойерин включил записывающее устройство, и начал сканировать коридор. Прибор указывал на усиление фона все глубже и глубже. Оба - и Зой, и Остогер, освещая путь фонариками, шли, шли, пока не обнаружили в самом конце плотно подогнанную к стенам, наглухо запаянную хардиевую дверь с шифрами и печатью графа Элоара. Зойерин прекрасно знал, что хардий особо плотный, не поддается воздействию электромагнитных волн или полей... Принц быстро это для себя отметил и стал исследовать плиту. Остогер умолял быть его осторожнее, тем более что сразу бросающаяся в глаза надпись, написанная по приказу графа Элоара, гласила: «Путь будущего не для всякого открывается, а лишь для того, кто достоин его. И лишь умение правильно распорядиться имеющимися ресурсами и знаниями дает правильное осмысление и верное завершение поисков истины».
«Надо будет капитально тут разобраться: что скрывает это место? Зло или добро? И что от него можно ожидать? Я теперь просто обязан ответить на этот вопрос», - таковы были мысли нежного Зоя.
Внезапно какая-то сила крутанула его в пространстве, в мгновение ока вырубила сознание и утянула внутрь плиты. После сверкнула пара искр в воздухе - и никто бы и не сказал, что тут только что был живой эльф. Остогер, обезумев от страха, кричал на все подземелье, пытаясь докричаться сквозь время и пространство, до Зойерина. Он колотил в хардиевый диск руками, плакал навзрыд - безрезультатно... Что теперь будет... Зачем он вообще послушал любопытного юнца с большими медицинскими проблемами? Ведь он, как до этого казалось, само благоразумие, во всем действовал благоразумно... А тут? Чего теперь ждать? Два исследователя графа Элоара вернулись... Но сам граф не оправился после столкновения с аномалией. А Зойерин, любимый друг и единственный наследник трона Амрундора, пропал вовсе...
Сколько провел Зойерин времени в небытии и куда он попал, он не мог этого знать. Но когда открыл глаза, обнаружил, что находится в мире, абсолютно не похожем на его собственный. Он с трудом пересилил себя и сел. Голова кружилась по-страшному, все тело ломило, точно после колоссальной физической перегрузки...
«Определенно, Остогер меня не просит. Я так подвел его...» - подумал Зойерин и снова лишился чувств.

Вылазка на поверхность

Мир, в который попал Зойерин, носил название Земля и уже двадцать лет лежал в руинах. Это было следствие гигантской катастрофы, всю тяжесть последствий которой невозможно было оценить здравым смыслом или представить. Целая планета погибла - со всеми ее ценностями, накопленными в течение многих веков, со всеми жителями, не сумевшими как-то спрятаться или защититься. На смену уничтожающему все ядерному пожарищу пришла ядерная зима - время не столько холодное и жестокое, сколько смертоносное и гибельное. Радиация, царившая на планете, привела все выжившее к чудовищным мутациям: появлялись страшные и опасные монстры, преследующие одну цель - выжить, и сама поверхность Земли превратилась в безжизненные и пустынные развалины.
Из-за случившейся двадцать лет назад ядерной войны выжившие люди попрятались в крупные ветки метрополитена, где в когда-то были оборудованы более-менее недоступные радиации убежища. Это было лишь в крупных городах мира. Все остальное погибло. Немного людей от общего населения целой планеты спаслось. Но они выжили - пусть даже так. А значит, была надежда возродить цивилизацию, пусть на новом основании и в новых условиях. В данном случае события развернулись в одном из городов, где выжили люди, - городе Москва, некогда столице самого большого государства планеты. Выжившие москвичи стали жить в метро, и каждая его станция превратилась в отдельное государство. А очутился Зойерин на московской станции ВДНХ, где жили те, кому было суждено помочь людям вернуться на поверхность - сводные брат и сестра Артём и Амалия, по отчиму - Сухие. Оба застали мир ещё до погубившей его войны.
Артёму было четыре года, когда случилась ядерная война, уничтожившая планету. В течение последующего года он жил с матерью на станции Тимирязевская. Внезапно станцию затопили полчища крыс, уничтожавшие всё и всех на своём пути. Они, как и другие, обезумевшие от страха и радиации животные, не считались ни с чем, когда речь шла о выживании, и представляли страшную опасность для находившихся в метро людей. Мама Артёма погибла, спасая сына от полчищ голодных крыс. И это навсегда отпечаталось страхом и скорбью в сердце маленького Артема, после этого случая сильно ставшего бояться и ненавидеть крыс - да и не мудрено: в столь юном возрасте пережить потерю любимой матери, погибшей по вине крыс. Из всех обитателей станции Тимирязевской выжили лишь несколько человек - пятилетний Артём и стоявшие в дозоре солдаты, один из которых, Александр Сухой, не смог бросить мальчика и стал его отчимом.
В том же году беда пришла и в другую семью. Мудрый человек Хан, являющийся реинкарнацией легендарного полководца Чингисхана, жившего за много веков до этих событий, и обладающий необычными, порой сверхъестественными способностями, потерял любимую жену Лилию. Бедная женщина погибла, защищая от упыря - одного из порожденных радиацией монстров - их с Ханом четырёхлетнюю дочь Амалию. Похоронив и оплакав жену, Хан долго утешал плачущую дочь - самого родного и любимого на свете человечка, единственное его в жизни утешение, единственное и самое дорогое напоминание о любимой, ее кровиночку.
А через два года после этих ужасов, когда Амалии исполнилось шесть лет, судьбе оказалось угодно, чтобы они с Ханом разминулись - то ли обстоятельства тому способствовали, то ли просто так было надо. Амалия заблудилась на станции Рижской и потеряла отца. Там, возле одного из прилавков Александр Сухой, ставший к тому времени начальником станции ВДНХ и приехавший на Рижскую по делам, и нашёл шестилетнюю Амалию. Девочка горько плакала и звала отца. На вопросы, кто её отец, Амалия отвечала:
- Моего папу зовут Хан, он очень мудрый человек.
Александр Сухой был до глубины души тронут горем девочки и пытался помочь ей. Наводил справки, расспрашивал сведущих людей... Но никаких результатов по поиску отца малышки получить не удалось, и Сухой забрал Амалию с собой на ВДНХ, не в силах бросить её, как когда-то не смог бросить Артёма. Так у Артёма появилась сестрёнка. Артем и Амалия очень подружились и не мыслили свою жизнь друг без друга. Действительно, точно и впрямь родные братик и сестренка... И радовался, глядя на них, Сухой, от всей души желая счастья обоим в непростой и тяжелой жизни их теперешнего времени.
Через год, когда Артёму исполнилось восемь лет, а Амалии - семь, случилось то, что изменило судьбу человечества. Артём договорился с двумя своими друзьями - соседскими мальчишками Женей и Виталиком Занозой - пойти на соседнюю, давно заброшенную станцию Ботанический Сад и подняться на поверхность Земли, после чего позвал Амалию с собой. Артём никому не сказал, что движет им: он хотел вспомнить давно забытое лицо матери - оно почему-то ассоциировалось у него с земной поверхностью, когда еще они жили до войны наверху. Амалия согласилась пойти с мальчишками: ей хотелось посмотреть на поверхность. А детская смелость вкладывала в ее сердце энтузиазм и смелость.
Взяв у кого-то двустволку, ребята пошли на Ботанический Сад. Вид заброшенной станции вызвал у них чувство страха, но они не отступили - ребячья удаль делала свое дело. Когда ребята исследовали станцию, Женька, самый живой и любопытный из них, предложил открыть гермозатвор - специальную предохранительную дверь - и посмотреть что там. Ребята так и сделали и стали подниматься по эскалатору, воображая себя сталкерами - людьми, что добывали на разрушенной поверхности разные полезные вещи. Артём и Амалия нашли на станции перевёрнутую тележку для мороженого, и в памяти мальчика ожил тот день, когда они с мамой гуляли по ботаническому саду. Тогда мама купила Артёму мороженое - последнее в его жизни.
Внезапно на детей напали мутировавшие собаки. Злобные, агрессивные - как и большинство подвергшихся радиации животных. Одна из них повалила Амалию на землю, впившись зубами в её правую руку. Артём и прибежавшие на помощь Женя и Виталик Заноза с большим трудом отогнали собак с помощью палок. Женя и Виталик Заноза поспешили к эскалатору, не заметив, что собаки возвращаются.
Внезапно Амалия и помогавший ей встать с земли Артём увидели, как перед ними возникло существо, похожее на двухметрового человека с лоснящейся чёрной кожей, копытами вместо стоп и непропорционально длинными руками. По всему телу не было даже намёка на волосы. Ребята ещё не знали, что встретили младшего брата людей - чёрного. Этих существ создали ещё до ядерной войны в качестве суперсолдат. Когда существо, прогнав собак, посмотрело на детей, те увидели, что у него матово чёрные глаза безо всякого намёка на зрачок и жвала вместо рта - так страшновато и необычно. Затем Артём увидел то, что давно хотел увидеть, - чёрный показал ему лицо его матери, как бы воссоздал его мысленно в памяти мальчика так, будто это было наяву. Из-за строения гортани чёрные неспособны говорить, но они были телепатами, а потому общались с помощью обмена мыслями. Так чёрный и узнал, что Артём мечтает вспомнить лицо своей матери.
- Я совсем один, - сказал Артём чёрному.
- Я тоже совсем одна, - сказала Амалия, прижав к себе раненую руку, которую Артём неумело перемотал.
«Вы не одни, - услышали они в своих головах голос чёрного. - Вы первые. Вы избранные».
После этой встречи Артём и Амалия поспешили к Жене и Виталику Занозе. Ребята не смогли закрыть гермозатвор, а потом обнаружили, что потеряли двустволку. Постовым они объяснили, что ходили охотиться на крыс, но наткнулись на бездомных собак, одна из которых покусала Амалию.
Артёму тогда сильно влетело от отчима - Александр Сухой нещадно отлупил мальчика армейским ремнём за то, что тот пошёл на Ботанический Сад без спроса и подверг опасности Амалию.
А вот с Амалией случилась беда. После укуса её стала мучить периодическая ломота в теле, сопровождаемая сильной тошнотой, иногда доходящей до рвоты. Ломоте в теле всегда предшествовал сильный кашель. Также время от времени повышалась температура, иной раз доходящая до сильного жара. Врачи, жившие на ВДНХ и знавшие толк в болезнях нового мира, поняли, что Амалия заболела собачьей чумой - так эту болезнь называли потому, что её разносчиками были некоторые собаки-мутанты. Собачья чума сильно выматывала организм: заразившиеся ею жили в самом лучшем случае до тридцати лет. Передавалась собачья чума только через кровь и при укусе. Амалия поняла, что долго ей не протянуть, а Артём ощутил чувство вины перед сестрой.
Через открытый гермозатвор на Ботаническом Саду в метро стали проникать чёрные. Не все люди могли выдержать их ментальное воздействие, и многих чёрные невольно лишили рассудка своей психической энергетикой и способностью к телепатии. К тому же у них был отпугивающий страшный вид. Люди стали бояться чёрных, потому что те не похожи на них. Артёму привили ненависть к чёрным, и тот забыл, что когда-то чёрный спас его и Амалию. Но Амалия всегда помнила о спасителе и ждала случая, когда можно будет всё рассказать.
Когда же Артёму исполнилось 24 года, а Амалии - 23, они продолжали ходить вместе везде, как неразлучные близнецы. Амалия страдала из-за собачьей чумы - моментами ей становилось лучше, но все чаще изнурительные приступы кашля, тошноты и головокружения изматывали ее, а Артём пытался помочь ей, чувствуя свою вину. Один день поменял их жизнь: на ВДНХ непонятно откуда появился невероятно красивый юноша, будто с неба свалился, после чего потерял сознание. Его отнесли в больницу, чтобы он пришёл в себя под присмотром врачей. Амалия не отходила от больницы - ей было интересно, что это за юноша.

Хантер

Когда таинственный гость более-менее пришёл в себя, Артём был в дозоре. Амалия не смогла пойти с ним, ибо у неё случился очередной приступ удушающего кашля и ломоты в теле. Когда Зойерин пришёл в себя, он увидел перед собой миловидную девушку с ясными серыми глазами и длинными тёмно-русыми волосами - это была Амалия. Девушка удивилась, когда гость заговорил на русском языке. Она узнала, что гостя зовут Зойерин, он эльф и прибыл откуда-то издалека. Амалия решила попытаться объяснить Зойерину, почему люди живут в метро. Его врожденный ум и быстрая способность запоминать большое количество информации помогли быстро понять основные события минувших лет. И немало ужасался эльф тому, что пришлось ему услышать. Страшная ядерная война, сметенные и уничтоженные до безжизненных обломков цивилизации людей, смерти миллиардов невинных душ и порожденные радиацией отвратительные уродливые и злобные монстры... С трудом сдерживал слезы чувствительный Зойерин, живо представив в своем сознании то, что произошло на Земле и в каких тяжелых и страшных условиях теперь живут люди. В голове у него никак не могло отложиться, как это было возможно... Война, уничтожившая планету. И эта добрая прекрасная девушка, тяжело страдающая от жестокой болезни - как защемило сердце Зойерина... Он сам, знающий, каково быть обделенным здоровьем, живо и искренне представил, как тяжело Амалии выживать в ее состоянии в столь тяжелых условиях, где нет ни роскоши, ни комфорта, ни всего того, к чему сызмала привык принц. Потому он не счел нужным говорить Амалии о своем титуле. Пусть он сможет быть ей просто другом и хоть чем-то облегчить ее страдания... И подарить частичку заботы и тепла этим исстрадавшимся от беспрерывной борьбы за выживание людям. В этом Зойерин видел свой долг. Прежде всего потому, что сердцем увидел, душой почувствовал, что неспроста он попал сюда - ради помощи людям этого мира и их утешения. Прежде всего - этой девушки Амалии. И она чувствовала его мысли. К тому же мягкий и приветливый Зойерин сразу располагал впечатление в свою пользу.
- Зови меня просто Зой, - тихо сказал принц. Ему было неловко ощущать себя титулованной особой. Да и стыдно было за то, что он всю свою юность, все 16 лет позволял себе наслаждаться заботой, роскошью, красотой и уютом, когда эти люди были обделены даже элементарными спокойными условиями быта... Это было так несправедливо...
- Зой... Хорошо... - Амалия кивнула. С Зоем ее душе было тепло и спокойно. И она, усевшись рядом, стала рассказывать ему особенности жизни в московской подземке, раскрывая разные детали, которые могли быть полезны гостю. Зойерин был сильно напуган ее рассказом. Ведь до этого приключения с тоннелем и проникновения в мир планеты Земля он совершенно не был подготовлен к такой суровой жизни. Родители и придворные оберегали его от малейших волнений или страхов... Он не видел ничего страшнее шпаги на тренировках с отцом, а о чудищах знал только со слов, избегая из вида по своей впечатлительности, даже в виде дистанционной трансляции новостей или документалистики Амрундора. А тут все эти страхи, только куда более весомые и близкие - живая реальность. И смотря в глаза Амалии Зой понимал: научиться преодолевать страхи и суметь помочь своим новым друзьям защититься - теперь его прямая обязанность. Может, это будет иметь смысл и для будущего Земли, и Арды?
К возвращению Артёма из дозора Зойерин уже был более-менее в курсе того, что заставило людей жить в метро. Он был вполне бодр, поднялся с постели и удовлетворительно себя чувствовал, только был все еще слишком бледен. Но видно было, что с Амалией он очень хорошо сдружился - они вышли к ним навстречу вместе, - эльф почтительно пропустил девушку вперед. К тому же был нереально красив для человека внешне. Свои шикарные белокурые локоны он стянул сзади в хвост, и на тоненькие плечики накинул какую-то куртку, предложенную Амалией. Вместе с девушкой он направился к крепко сложенному парню с короткими русыми волосами и чёрными глазами.
Амалия сразу заметила, что вместе с Артёмом пришёл сурового вида и крепкого телосложения мужчина.
- Кто это, Артём? - спросила Амалия.
- Хантер, друг дяди Саши, - ответил Артём. - У него есть разговор к отчиму. Говорит, нам тоже будет интересно.
Простите, - мягко спросил Зойерин, - а я... я могу... пойти с вами? Мне тоже интересно послушать новости.
На самом деле не только любопытство, но и долг чести и осознание принести хоть какую-то пользу и оказаться хоть чем-то пригодным для спасших его людей, двигали Зойерином. Находиться в больничном помещении в бездействии и ждать, когда кому-то может угрожать опасность, он не мог. А она грозила - это эльф почувствовал по суровому лицу Хантера.
- Да конечно, - пожала плечами Амалия. - Артём, это Зойерин, он прибыл откуда-то издалека. Он мало знаком с нашей жизнью, но готов помочь.
Когда Хантер увиделся с Александром Сухим, он обратился к Артёму:
- Артём, я раздобыл древние открытки с видами Нью-Йорка. Держи.
С этими словами протянул Артёму, коллекционировавшему открытки с достопримечательностями, открытку с изображением Статуи Свободы.
- Кто вообще этот Хантер? - спросил с опаской Зойерин. Хантер произвел на него отталкивающее и пугающее впечатление.
- Сам толком не знаю, - ответил Артём. - Он говорит, что является Охотником - тем, кто выслеживает и уничтожает всё, что представляет опасность для людей.
«Охотник, уничтожающий угрозу в зародыше? - подумал Зойерин. - Надо бы взять на заметку».
Тем временем Хантер разговаривал с Сухим о чёрных.
- Это не просто мутанты, поверь мне, - заметил Александр. - Это что-то новое, что-то страшное.
- Чёрные, да? К чёрту детали, - сказал, как отрезал, Хантер. - У нас в Ордене заведено так: врагов надо истреблять.
Неожиданно механизированный женский голос сказал:
- Тревога! Кто-то проник в главную вентиляционную шахту! Они идут сверху!
- Господи! - переполошился один из находившихся рядом солдат. - Здесь же за стенкой наша больница!
- Кирилл, - приказал Сухой солдату, - бери ребят и закрывай проход. Хантер, мы...
- Саныч, - сурово сказал Хантер, - мы остаёмся здесь.
- Зойерин, - спросил Артём, - ты с ножом управляться умеешь?
- Отец учил меня владеть шпагой, - неуверенно ответил Зойерин.
- Хоть какие-то навыки. - С этими словами Артём дал Зойерину свой штык-нож. - Без него пропадёшь.
Зойерин осторожно взял оружие в руку - простое, грубоватое, но крепкое. По его спине пробежал озноб страха: одно дело тренироваться владеть клинком под руководством отца и знать, что это только для статуса, а другое дело - сражаться в реальном бою с реальными врагами, которые, судя по рассказам Амалии, были очень опасны. Но отступать было нельзя. Эльф выдохнул и сжал рукоять оружия тонкой маленькой ручонкой.
Причиной тревоги были несколько обыкновенных упырей, проникших в вентиляцию. Это были жилистые твари с серой кожей, напоминающие свиней и передвигающиеся на двупалых задних конечностях. Трёхпалыми передними конечностями они действовали, как руками, а пасть была полна острых зубов. Подрагивающий нос-хоботок только усиливал жуткое впечатление.
Пришлось попотеть, чтобы разделаться с упырями. Зойерин, увидев их вживую, едва не умер от страха и ужаса. Их рык и весь внешний вид, умноженный на свирепость, обездвижил эльфа на месте. Он с зажатым в руке оружием, оцепенев, неподвижными вытаращенными глазами смотрел прямо в морду идущему на него упырю... Артем расправился с ним и оттащил Зойерина в угол, оставив его там. Тот не соображал, что делать, так как находится в полубессознательном, шоковом от ужаса состоянии. Его сердце бешено колотилось.
- Не бойся, тут драться надо... А не дрожать, - с укором бросил Зою Артем, пытаясь легкими шлепками по щекам привести его в чувство. - Давай, соберись с духом.
- Я... я попробую... - прошептал Зой, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание. Артем уловил его состояние и усадил на каменный пол, а сам поспешил закончить начатое.
Зойерин через минут десять пришел в себя. Но все еще находится в состоянии полушока. Теперь ум четко говорил: «Твои друзья сражаются с теми зверюгами... А ты позволил себе допустить эту никчемную слабость... Эту трусость... У тебя в руке оружие. И ты - ты дал слово быть полезным этим людям. Так на деле докажи свои слова! Перебори себя».
С этими мыслями эльф поспешил из-за своего угла, где его оставил Артем, на помощь друзьям. Оставалось еще прилично тварей. Надо было спешить. Зойерин, выставив нож-штык, как когда-то шпагу в Амрундоре, осторожно подбирался к сражающимся. Но потом сообразил: ему их не одолеть. Но если представить, как отец учил его фехтованию? Плохо представляется. Обстановка не та. И друзей рядом нет. Потому что они сражаются с этими монстрами. И он должен. Зой взял покрепче нож и устремился на ближайшего упыря, который сражался с Амалией. Уроки отца сразу встали в его памяти: настала пора применить их на деле. Тем более, вдвойне пора, когда она, измученная болезнью девушка, бьется насмерть с этими тварями, а он стоит в стороне и дрожит от страха. Так не должно быть!
Зойерин четко понимал: длительный бой не для него. Задохнется и выйдет из строя после пары минут. Так если попробовать уложить врага за эту пару минут, прежде чем силы начнут покидать? Остогер, да и отец всегда говорили, что жизнь - это путь, на котором всегда подстерегает смерть. Не рискуя - не победить. А сейчас приходилось рисковать жизнью... Ради этой девушки Амалии, ради ее брата Артема, и ради этих измученных жизнью людей, которые почти каждый день видят эти страхи и живут с ними.
Эльф изловчился, осторожно подкрался к упырю... И саданул по нему лезвием. И тут же отпрянул - упырь обернулся на него... Зато Амалия смогла получить передышку. Зойерин, видя, как упырь пошел прямо на него, разъяренный раной, инстинктивно выставил вперед клинок и закрыл от ужаса глаза, приготовившись погибнуть. Шок снова овладел им... Упырь подался на эльфа, но свалился - рана, нанесенная оружием Зойерина, сразила его.
Не сразу Зойерин понял, что упырь мёртв. Он едва держался на ногах, до предела взволнованный и напряженный. Никогда в жизни ему не было так страшно. С тварями, однако, было покончено.
- Ну ты молодец, Зой! Сам упыря завалил! - хлопнул его по плечу Артем, отчего Зойерин полностью обессиленный, без чувств осел ему на руки - для него дружеский хлопок товарища был слишком крепок, да и напряжение вконец добило его. - Еще пара таких раз, и упыри могут бояться! Давай, очнись же!!! Все позади, приходи в себя…
- Я и сам не понял, как это сделал... - пролепетал Зойерин, открыв глаза. - Извините. Мне надо немного прийти в себя от пережитого...
- Конечно! Без проблем! - улыбнулись ему Артем и Амалия, усадив его к стене на что-то мягкое - то ли фуфайку, то ли свернутую мешковину, а принялись помогать эльфу прийти в себя.
А бойцы тем временем рассматривали убитых врагов.
- Какие же это чёрные? - усмехнулся Хантер, пнув одного из мёртвых упырей. - Обычная тоннельная нечисть.
- Даже когда ты не видишь чёрных вокруг, - сказал Сухой, - они всё равно рядом. Ты о них думаешь, ты их боишься. Страх - их оружие. Прочие тоннельные гады бегут от них, как крысы. Чёрные - не просто мутанты, это хомо новус, следующая ступень эволюции. Выживает сильнейший, знаешь?
- Да что с тобой случилось? - возмутился Хантер. - Ты как скотина, которую ведут на убой! Я буду цепляться за жизнь до конца, а когда отправлюсь в ад, прихвачу с собой этих твоих хомо новусов.
- Пойди, глянь, - Сухой указал в сторону больницы. - У меня в госпитале десяток проверенных бойцов пускают слюни и бормочут ерунду. Даже душу выпотрошили!
- Эти чёрные настолько опасны? - тихо полюбопытствовал Зойерин у Амалии шепотом. Слыша резкие разговоры Сухого и Хантера, он не решился встрять в разговор. Да и от пережитого боя и последующего обморока он все еще не отошел, чувствуя сильную слабость и головокружение, которое проходило медленнее, чем он ожидал.
- Они телепаты и сильно не похожи на людей, - ответила девушка. - А люди нашего мира боятся тех, кто не похож на них. Страх не позволил им войти в нормальный контакт с чёрными. Вон и Артёму привили ненависть к чёрным, и он забыл, что в детстве чёрный спас нас обоих.
«Но если боязнь непохожести сделала людей метро и черных врагами, хотя кто-то из них, хотя бы спасением жизни Амалии, подтверждает обратное, это ведь можно как то поправить? Может, дело в восприятии? И если люди почитают чёрных за врагов, то почему на меня не кинулись? Я же не человек. Вот действительно, задача для воспитания или внушения для подсознания... Может, все и обойдется. Нельзя вот так просто уничтожать жизнь только потому, что она не похожа на принятые и привычные нормы...» - эти мысли мгновенно пронеслись в голове эльфа. Он хотел на месте прояснить все: так ли взаправду обстоят дела, да и посильно ли помочь спасшим его людям.
Неожиданно в зал вбежал солдат и испуганно крикнул:
- Чёрные! Чёрные напали! Внешний блокпост уничтожен!
Сухой и Хантер побежали к блокпосту со стороны Ботанического Сада. Артём и Амалия побежали с ними. Не отставал и Зойерин, чувствуя, что это важно, хотя голова еще кружилась и шок еще до конца не прошел. Эльф старался не показывать вида, но Артем и Амалия догадывались, что он элементарно перебарывает себя. Когда они прибежали к блокпосту, битва уже закончилась. Блокпост действительно разворочен, а солдаты явно были не в себе. Чёрных не было видно.
- Одному дьяволу известно, что происходит за последним рубежом вашей обороны, - сказал Хантер Артёму и Амалии. - Я пойду на разведку. Артём, Амалия, слушайте внимательно. Если через два дня я не вернусь, Вы должны отправиться в Полис и найти человека, которого зовут Мельником. Расскажите ему, что произошло со мной, и передайте это послание. - Хантер вручил Артёму капсулу, изготовленную из автоматной гильзы. - А чтобы он поверил, что вы от меня, покажите Мельнику вот это. - С этими словами Хантер вручил Амалии свой армейский жетон с надписью «Спарта» и гербом в виде двух молний, образующих букву «М», и черепа под ними. - Я надеюсь на вас, не подведите.
Уходя во тьму тоннеля, Хантер прибавил:
- Если мы хотим выжить, мы должны уничтожить эту угрозу! Любой ценой уничтожить!
Смотря вслед Хантеру, Зойерин дал волю слезам. Плакал беззвучно, глотал слезы - выливал через плач весь стресс, что получил с того момента, как оказался здесь. И ему становилось немного легче. Сквозь слезы он думал, что это же самое наверняка собирается сделать с Ардой Саурон. Наверняка это и есть то будущее, которое Саурон может уготовать Арде. И та же война, уничтожившая всю планету, и порождения радиации, и остатки цивилизации, спасенные под землей и обреченные на жестокое выживание в борьбе с непосильными тяготами... «Надо пойти с Артёмом и Амалией, - решил Зойерин. - Это позволит понять, как не позволить Саурону сделать с Ардой то же самое, что произошло с этим миром».
В тот же вечер Артём и Амалия узнали от Женьки, что для оказания гуманитарной помощи одной из соседних станций, Рижской, собирают караван, который отправляется через два дня. Амалия убедила брата записаться в караван, не скрывая и личных чаяний - она надеялась найти на Рижской отца, помня, что именно там они разминулись. Артём согласился с сестрой, а в глубине души почувствовал боль сочувствия: он никогда не знал своего отца, и Амалия так же не знает, где сейчас её отец и жив ли он вообще. Записавшись в караван, Амалия и Артём узнали, что Зойерин тоже записался в него.
- Я пойду с вами, - объяснил свой поступок Зойерин. - Так будет лучше всем.
После этого он немного успокоился. Внутри было что-то сродни уверенности, что он на правильном пути.

@темы: фанфик, Средиземье, Перекрестье миров, Метро 2033