16:11 

Перекрестье миров. Часть 4

Огненная_Тигрица
Название: Перекрестье миров. Часть 4
Автор: RameryStar; Огненная_Тигрица
Жанр: Фэнтези
Фандом: Средиземье, книга и игра «Метро 2033»
Состояние: Закончен
Краткое содержание: Принц Амрундора Зойерин попадает в мир, уничтоженный ядерной войной.
Предупреждение: AU, OOC

Полис

Когда троица спустилась по подземному переходу на Чёрную станцию, Артём случайно задел ногой банку, лежавшую на земле. Подняв глаза, он увидел фашиста, нацелившего на него ружьё. «Ну всё, конец нам», - подумал Артём. Неожиданно просвистел метательный нож и угодил фашисту в шею.
С другой стороны решётки, перед которой стоял фашист, появились две знакомые фигуры. Ульман и Амалия!
- Артём, братишка! - тихо сказала Амалия, когда трое товарищей подошли к решётке. - Я так переживала за тебя и Зоя!
- Как видишь, мы все целы, - сказал Артём. - Пришлось, правда, помучиться с мутантами и фашистами. У Зоя вон до сих пор душа в пятках... Однако без его умений нам пришлось бы туго.
- Ладно, расскажете потом, - прервал его Ульман. - Положение ухудшилось - фашисты просто заполонили станцию. Вам придётся действовать самим, простите уж. Вырубите их электрогенератор - в темноте будет легче проскочить охрану.
- Думаешь, это возможно? - спросил Зойерин.
- Ульман знает, что говорит, - уверил его Павел.
- Вот, Зой, возьми мой ВСВ. - С этими словами Ульман протянул Зойерину свой автомат, ручка которого имела посередине нечто вроде рукояти. Автомат также имел лазерный прицел. Зойерин вспомнил, что видел такое оружие у Хантера, значит, разберется, как оно действует. - На случай, если не получится пройти незаметно. Мы будем ждать вас в заброшенном тоннеле к Полису.
- Берегите себя, - сказала Амалия, прежде чем последовать за уходящим Ульманом.
- Так, - сказал Павел, - нам потребуется двигаться очень тихо, чтобы нас не заметили.
И он оказался прав: сразу за поворотом были на страже двое фашистов. Пробираясь мимо них, Артём и Зойерин услышали их разговор.
- Как семья? - спросил один фашист.
- По папе скучают, - ответил другой фашист. - Твои-то как?
- То же самое.
- Я вот думаю, зачем это всё. Зачем лить столько крови ради очистки метро от тех, кто под стандарты не подходит? Кому всё это сдалось?
- Согласен. Кто детей твоих кормить будет? Может, штурмбанфюрер?
- Что за жизнь! Может, бросить всё, взять семью да сбежать на Ганзу?
- Были уже такие, кто так думал. Их всех повесили.
- Ублюдки!
У Зойерина защемило сердце. Не все фашисты согласны со своей идеологией? Значит, у кого-то из них всё-таки осталась совесть. А это означало, что для некоторых из них был шанс снова стать людьми. Есть возможность все исправить и начать жить заново. Лишь бы они хоть как-то это осознали...
За очередным поворотом, миновав охранника, товарищи услышали, как один фашист отчитывает двоих:
- Тоха, Косой, следите за генератором! Если опять поймаю за картами, вздёрну!
- Генератор где-то здесь, - прошептал Артём.
- Я попробую его отключить, - вызвался Зойерин, надеясь на природную эльфийскую бесшумность.
Было очень непросто пройти мимо фашистов, но Зойерин сам не ожидал, что сможет добраться до генератора и выключить его, а потом вернуться к друзьям. Он сделал это абсолютно бесшумно - на то и был эльф.
В темноте и впрямь было проще идти, тем более, эльфийское зрение Зоя помогало прекрасно в ней ориентироваться. Зойерин, Артём и Павел остались незамеченными и успешно добрались до заброшенного тоннеля. Там действительно были Ульман и Амалия - они стояли возле моторизованной дрезины.
- Отлично! Вы это сделали! - восхитился Ульман. - Залезайте на дрезину.
Забравшись на дрезину первым, Ульман подал руку Амалии.
- Спасибо, - сказала Амалия и поцеловала Ульмана в щёку. Поняв, что сделала, она покраснела.
- Сестрёнка, ты влюбилась, - усмехнулся Артём, уже забравшийся на дрезину и помогавший Зойерину.
- Да, - согласился, улыбаясь, Зой. - Это заметно. Ты даже стала как-то... здоровее, что ли? Говорят, любовь лечит.
- Наверное, действительно так, - задумчиво проговорила Амалия. - Тот приступ прошёл на удивление быстро, даже не ломало так сильно, как всегда.
- Передохните пока. Скоро будем в Полисе, - сказал Ульман и собрался садиться за рычаг управления, но Павел остановил его:
- Я поведу. Останься с девушкой.
День выдался и впрямь утомительным: Зойерин чувствовал, что засыпает, Артём клевал носом, а Амалия уснула, склонив голову на плечо Ульмана. Сталкер мягко обнимал её, боясь потревожить. Взгляд, которым он смотрел на девушку, говорил о том, что Ульман любит её. Амалия спала спокойно: рядом с Ульманом она чувствовала себя защищённой.
* * * *
Когда Амалия проснулась, дрезина достигла блокпоста возле станции Боровицкая.
- Кто такие? - спросил один из охранников. - Назовитесь!
- Ми фашистен, - ответил Ульман. - Приехаль захватить ваш станция.
- Ульман, ты, что ли? - усмехнулся охранник. - Повезло тебе, что Ивана Петровича тут нет - он бы твоего юмора не понял. А кто это с тобой и Павлом?
- Ребята с северных границ. Ведём их с Чёрной.
- Ладно, можете проезжать.
Дрезина проехала в открывшиеся ворота, и Артёму, Зойерину и Амалии открылось удивительное зрелище: прекрасная станция, напоминавшая город, словно сошедший со страниц волшебной книги. Зойерину, еще на своей планете Арда, однажды приходилось бывать в соседней стране Куил'Тарро, где жил один из его лучших эльфийских друзей, принц Андрос вместе со своей сестрой, прекрасной принцессой Гретой. У Андроса и Греты Куил'Таррийских была великолепная и изумительная резиденция в живописном предгорье, и Зой очень впечатлился красотами того дворца, когда гостил там у друзей. А теперь он подумал на мгновение, что оказался в подземном его варианте. Определенно, у загородного дворца принца Андроса и принцессы Греты и у станции Боровицкой было много общего в дизайне и общем восприятии вида. «Воистину, все миры едины, и в них есть намного больше общего, чем кажется изначально...» - так пронеслось в голове у Зойерина.
Дрезина тем временем остановилась у небольшого дежурного помещения.
- Добро пожаловать в Полис, - сказал дежуривший солдат. - Капитан Краснов. Вы издалека приехали, молодые люди?
- Они с ВДНХ, - ответил Ульман.
- Они что, сами не могут говорить?
- Послушай, капитан, ребята впервые в Полисе. Тебе лучше не знать, через что они прошли, чтобы доставить послание Хантера Мельнику. Так что давай без этой твоей фигни.
- Ладно, только должен огорчить: Мельник сейчас на задании. Данила, приютишь гостей до возвращения полковника?
- Не вопрос, - сказал худенький молодой человек, которого звали Данилой. - Места всем хватит.
- Вы пока обустройтесь, а я пойду переоденусь, - сказал Ульман. - А потом я отведу тебя, Амалия, к врачу. Лучше пройти обследование. У нас лучше врачи во всём метро.
- Ульман, Зою тоже нужно побывать у врача, - сказала Амалия. - Ему было в пути ещё хуже, чем мне. А сейчас он просто ужасно выглядит...
- Твой друг обязательно пройдёт осмотр, не волнуйся.
С этими словами Ульман поцеловал девушку в губы. От такого поступка Амалия зарделась, как маковый цветок.
- Похоже, ты нашёл себе подружку, Ульман, - хихикнул капитан Краснов. - И да, не забудь поскрести себе спинку в химическом душе. Нужно деактивироваться.
- Да не забуду, не забуду. Забудешь с тобой, - буркнул Ульман.
- А то смотри - двухголовые детишки родятся.
* * * *
Жилище Данилы было одной из так называемых «квартир» - уютно обустроенных комнат между арками станции. В комнате имелся заваленный книгами стол, высокие, до потолка железные полки, тоже заставленные доверху толстыми томами, и кровать. С потолка свисала на проводе электрическая лампочка, освещавшая искусно сделанный рисунок огромного древнего храма, в котором Артём, с детства любивший книги и картинки в них, не сразу признал Библиотеку, стоявшую на поверхности над Полисом.
Данила рассказал о том, как устроена жизнь в Полисе.
- У нас тут вроде кастовой системы, - объяснял он. - Как в древней Индии. Касты... Ну это как класс... Главные у нас две касты: каста жрецов, хранителей знаний - тех, кто собирает книги и работает с ними, и каста воинов, которые занимаются защитой, обороной. Также у нас есть каста торговцев и каста слуг. Между собой мы называем их по-индийски: жрецы - брамины, воины - кшатрии, купцы - вайшьи, слуги - шудры. Членом касты становишься раз и на всю жизнь. Есть особые обряды посвящения, особенно в кшатрии и брамины. В Индии это семейное было, родовое, а у нас сам выбираешь, когда тебе восемнадцать исполняется. Я брамин. У нас здесь, на Боровицкой, браминов и кшатрий поровну приблизительно. На Библиотеке, понятное дело, больше браминов, а на Арбатской почти одни кшатрии, из-за Генштаба.
Зойерин подивился такой системе каст. Через два года ему должно исполниться восемнадцать лет. Зойерин подумал, что наверняка выбрал бы себе касту брамина. Хан говорил, что он может стать воином духа, если научится использовать силу Воды и останавливать врагов взглядом. Останавливать врагов взглядом Зойерин научился, а значит, начал осваивать силу Воды. В книгах могут быть сведения, как развить в себе силу Воды дальше и довести ее в себе до совершенства. Зойерин чувствовал, что путь кшатрия не для него, а вот путь брамина - это по его части.
Тем временем Данила продолжал рассказ:
- Правит нами Совет Полиса. В него, понятное дело, входят только две касты - брамины и кшатрии.
- А почему они себе птиц этих двухголовых татуируют? - спросил Артём, вспомнив, что видел на левом виске капитана Краснова изображение двухголового орла. - У вас, по крайней мере, книги - с книгами все ясно. Но птицы?
- Тотем у них такой, - пояснил Данила. - Это раньше был дух-покровитель огромной страны, частью которой была Москва. Двуглавый орел, кажется.
- А у вас здесь гостиницы есть, чтобы переночевать? - поинтересовалась Амалия.
- Хотите - ночуйте у меня, - пожал плечами Данила. - Я на пол лягу, мне не привыкать. Я как раз ужин готовить собирался. Оставайтесь, расскажете, чего видели по дороге. А то я отсюда и не выбираюсь совсем. Завет хранителей не разрешает дальше одной станции уходить.
Пошептавшись, друзья решили, что на кровати будет спать Зойерин - ему так будет лучше. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что он терпит и как пересиливает себя, при этом стараясь не показывать друзьям своего самочувствия. Теперь это уже было невозможно скрыть.
Примерно через полчаса к Даниле заглянул Ульман, успевший переодеться в джинсы и лёгкую рубашку. Как и обещал, он отвёл Амалию и Зойерина в другую часть Боровицкой, где располагалась больница. Дежурный врач первым осмотрел Зойерина, ибо состояние эльфа ему очень не понравилось.
- Крайняя степень истощения организма, - диагностировал врач. - Непонятно, как Вы вообще держитесь, молодой человек, и чем функционируете. Сердце дает сильные сбои, давление сильно пониженное, куча чего-то врожденного, что не поддается нашей диагностике, полное отсутствие признаков развитой мускулатуры. И как Вы вообще сумели сражаться? Вас надо немедленно отстранить от каких-либо нагрузок.
- Но я не позволю друзьям идти одним, без моей помощи, дальше. Я нужен им и знаю это. Я чувствую, что хочу помогать им, несмотря ни на что, и это желание поддерживает меня в жизни... Только когда все наладится, я позволю себе вылечиться и прийти в себя. И если я до сих пор жив, то выживу и дальше... А заодно и пользу принесу друзьям, - горячо убеждал Зой врача.
Врач только вздохнул и прописал Зойерину какой-то сильный стимулятор - посильнее, чем его таблетки, и умолял быть осторожнее.
- Присматривайте за ним, - сказал врач Амалии перед её осмотром, - смертельный удар может свалить его в любой момент, особенно во время сильной нагрузки... И пусть он немедленно отправится на полное лечение, когда все будет сделано. Рисковать тут нельзя.
Затем врач стал внимательно осматривать Амалию. Зойерин сидел рядом с кабинетом и мысленно поддерживал ее.
Осмотрев Амалию, врач спросил:
- Сколько Вам лет?
- Двадцать три года, - ответила Амалия.
- Давно болеете собачьей чумой?
- С семи лет, а что?
- Случай интересный. Удивительно, как Вы, болея собачьей чумой, в таком хорошем состоянии дожили до своего возраста. Обычно в Вашем возрасте люди, больные собачьей чумой, выглядят разбитыми и усталыми, но Вы вполне бодры и готовы к действиям. У Вас есть братья-сёстры?
- Есть у меня старший брат Артём. На самом деле мы сводные брат и сестра, но для нас это ничего не значит - мы друг для друга самые родные на свете.
- Тогда ясно, как Вы так хорошо продержались до своего возраста. Сейчас Ваше состояние организма близко к стабильному, и выглядите Вы так, словно ничем не болеете. Вы не влюблялись недавно?
- Есть такое, - ответила Амалия, покраснев. - Влюбилась я в одного хорошего человека.
- Всё понятно, - заключил врач. - Наука это объяснить не может, но именно любовь помогает Вам держаться. Однако долго Вы всё равно не протянете - года два, от силы три. От собачьей чумы есть только одно лекарство - переливание здоровой крови. Лишь оно способно вылечить эту болезнь. У Вас какая группа крови?
- Вторая отрицательная.
- Значит, Вас может спасти отрицательная кровь первой или второй группы.
Зойерин мгновенно понял, что может спасти Амалию.
- У меня нужная группа крови: как раз отрицательная второй группы, - решительно сказал он. - Когда всё закончится, перелейте Амалии мою кровь.
- Вижу, Вы очень цените дружбу, - проговорил врач. - До тех пор соблюдайте мои рекомендации. А сейчас ступайте домой и отдохните - уже поздний вечер.

Великая Библиотека

За ночь Артём, Зойерин и Амалия хорошо выспались. Видимо, сказалась обстановка «квартиры» Данилы. Общее состояние Зойерина, отдохнувшего и спавшего довольно долго, было лучше - подействовал отдых и новые таблетки, которые вчера прописал ему доктор. За завтраком Зойерин расспрашивал Данилу о кастовой системе древней Индии и думал об обустройстве главенствующих каст Полиса. Его очень впечатлило, что каждый из представителей каст на своем месте и выполняет нужную миссию, основанную на добровольном, близком душе и сердцу выборе. Кшатрии защищают Полис, а брамины хранят книги и накопленные знания, а потому зовутся хранителями знаний. При этом очень важно, что каждый сам выбирает себе касту, когда ему исполняется восемнадцать лет, а это значит, что в кастовой системе Полиса нет той строгости, которая была в кастовой системе древней Индии, и каждый человек находится на том месте, для которого чувствует предназначение. Зойерин решил, что его родному миру тоже необходимы хранители знаний, те, кто будут беречь мудрость и знания и претворять их в жизнь на пользу живущих. «Если когда-нибудь удастся вернуться домой, - решил Зойерин, - обязательно создам орден Хранителей Знаний. Данила говорил, что в древней Индии люди могли вступать в брак только с людьми своей касты. Пожалуй, в ордене Хранителей Знаний такое правило стоит ввести, чтобы уберечь важные знания от утечки».
После завтрака к Даниле заглянул Ульман.
- Полковник вернулся с задания, - сказал он. - Я уже его проинформировал.
- Я с вами, - сказал Данила. - Самому интересно узнать, что да как.
Ульман привёл Амалию, Артёма и Зойерина в кабинет Мельника. Полковником Мельниковым, носившим прозвище Мельник, оказался крепко сложенный сталкер, чьи русые волосы и борода были на удивление хорошо уложены. Сразу видно, что он следит за собой, несмотря ни на что. Его борода уже сильно поседела, а волосы были едва тронуты сединой. Выслушав Артёма, Амалию и Зойерина и прочитав послание, присланное Хантером в капсуле-патроне, Мельник сказал:
- Всё ясно. Спасибо, что сумели дойти - это почти подвиг. Я созову срочное собрание. Вас туда пригласят тоже, там сами всё расскажете.
Рядом со столом Мельника на стене располагался прибор, напоминавший нечто среднее между рацией и стационарным телефоном. Щёлкнув на кнопку на приборе, Мельник сообщил:
- Все члены Совета, пожалуйста, соберитесь в Зале Заседаний. Повторяю. Всем членам Совета просьба собраться в Зале Заседаний. - Затем Мельник приказал: - Ульман, проводи их в Зал Заседаний.
Выслушав Артёма, Зойерина и Амалию, Совет Полиса ответил на их просьбу о помощи отказом. Это стало для троицы сильным ударом. Значит, весь пройденный путь был напрасным? Зой едва не заплакал от отчаяния, но взял себя в руки, не позволяя чувствам овладеть собой в присутствии Совета - королевская кровь не позволяла вести себя по-детски.
- Артём, Амалия, Зой, - раздражённо сказал Мельник, отведя троицу к гермоворотам, - я не могу поверить, что Совет отказался помочь вашей станции. Мне стыдно за их трусость. Но Полис - ещё не всё метро. Есть и другие люди, которые встанут на защиту ВДНХ от чёрных. Слушайте меня внимательно. Охотники обнаружили сохранившиеся ракетные базы в Московской области. Возможно, одна из них всё ещё действует и позволит нанести удар по логову чёрных. Мои разведчики обнаружили нечто подобное на Ботаническом Саду. Проблема в том, что ракеты можно запустить только из командного центра, который находится где-то в Д-6. Но где находится Д-6, мы не знаем. На поверхности прямо над Полисом находится Великая Библиотека. Место это опасное, но там имеется военный архив, а в нем - необходимые данные, без которых невозможно будет провернуть всю операцию. Нам нужно попасть туда. Вы пойдёте отсюда. Я и желающий вам помочь Данила пойдём вперёд. Доберитесь до входа в Библиотеку, мы будем ждать вас там.
- А Ульман? - спросила Амалия.
- Ульману приказано готовить базу «Спарты» на поверхности. После Библиотеки мы отправимся туда.
* * * *
Снова поверхность - страшная, серая, непонятная. Холодная и чужая. Снова эти тяжелые свинцовые тучи, которые все еще хранят в себе частички смертоносной радиоактивной пыли. Но делать нечего, надо идти. Амалия, Артём и Зойерин лелеяли надежду, что в Великой Библиотеке и в Д-6 есть что-то, что спасёт чёрных. Размышляя над сложившейся ситуацией вчера перед сном, Артём и Зойерин поняли, что чёрные - не враги людям и их надо спасти. Тогда же Амалия помогла Артёму вспомнить тот день, когда чёрный спас их от собак-мутантов.
Едва Артём, Амалия и Зойерин вышли на поверхность, их заметила стая стражей.
- От них мы не отобьёмся, - пролепетал в страхе Зойерин, когда заметил рядом кикимору - ту самую, которая помогла им привести малыша Сашу домой. Он почему-то сразу узнал ее, но как - сам не мог объяснить, ведь все кикиморы похожи друг на друга, но это была именно та самая, которая тогда помогла. Кикимора рычала, словно звала куда-то. - Кажется, эта кикимора знает дорогу. Надо идти за ней.
Кикимора побежала вдоль обочины и прыгнула в канализационный люк. Троица прыгнула туда и очень вовремя - в люк с рычанием опустил правую переднюю лапу демон.
- Вот так-то! Не поймал! - засмеялся Зойерин, как дитя, радуясь тому, что во время успел спастись. Страха уже не было. Зато было какое-то оптимистичное настроение, которое словно солнечное, настроение сродни простой детской вере в то, что все обязательно будет хорошо.
Кикимора тем временем снова зарычала, поворачивая голову, точно зовя за собой. Она вывела Артёма, Зойерина и Амалию к подземному переходу, потом поднялась по лестнице и побежала возле стены здания. Подойдя к стене, друзья поняли, почему кикимора побежала именно так - выступ крыши верхнего этажа здания осыпался. Следуя за кикиморой дальше, Артём, Амалия и Зойерин повернули за угол и обнаружили широкое крыльцо, а на нём - двух сталкеров.
- Сюда! - позвал один из сталкеров. По голосу друзья узнали Мельника. - Молодцы, что добрались.
- Мы не добрались бы без кикиморы, - сказал Зойерин, погладив по голове кикимору. Та преданно посмотрела на него, потерлась об его штаны и довольно заурчала. Удивительно, но ее благодушное урчание вовсе не было отталкивающим.
- Твоя крысятина? - поинтересовался Мельник.
- Моя, - кивнул Зойерин, давно каким-то внутренним чутьём понявший, что кикимора - девочка и ей немногим больше года. - Её зовут Скрепка.
- Ладно. Идёмте.
С трудом открыв двустворчатую дверь, Мельник заглянул внутрь.
- За мной, ребята, - сказал он и вошёл в дверь. - Данила, стой на стрёме. Мы с Артёмом, Амалией и Зоем проверим зал.
Зойерин заметил, что Скрепка занервничала.
- Не нравится мне всё это, - проговорил он, смотря на реакцию Скрепки. - Есть какая-то опасность.
И оказался прав. Когда Мельник, Артём, Амалия и Зойерин подошли к двери в главный зал, Данила закричал:
- Демон!
Группа забежала в зал и закрыла дверь очень вовремя - в дверь стал ломиться демон.
- Артём, Зой, посмотрите, открыта ли другая дверь, - сквозь грохот попросил Мельник.
- Скрепка, за мной, - позвал Зой.
Поднявшись, по лестнице, Артём и Зойерин толкнули её. Не открывалась. Они нажали сильнее - никакого результата. Дверь не поддавалась.
- Похоже, она закрыта с другой стороны, - предположил Зойерин. - Скрепка, посмотришь, что там?
Довольно кивнув, кикимора скрылась в дыре рядом с дверью, откуда внезапно послышался испуганный рык. Рванув туда, Зойерин и Артём увидели, что Скрепка рычит на небольшую дыру в двери, за которой стояло покрытое серой шерстью существо, похожее на гориллу, но с трёхпалыми передними лапами и двупалыми задними. Увидев, что кикиморе подоспела помощь, существо с жутковатым рыком скрылось. Тогда кикимора пролезла в дыру и убрала балку, которой существо забаррикадировало дверь. Дверь скрипнула, и в неё вошли Мельник и Данила, после чего снова её забаррикадировали.
- Стойте тут, никуда не уходите, - сказал Данила, подойдя к двери. - На обратном пути мы вас заберём. Шутка.
Пнув ногой дверь, Данила сделал так, что она упала на пол. В зале была ещё одна дверь, но открылась она с большим трудом. За ней была ещё одна дверь, ведущая в просторный читальный зал. Стулья и столы были разбросаны по всему залу, и большая их часть оказалась сломана.
- Господи Боже! - восхитился Данила.
- Да, наверное, раньше он выглядел великолепно, - согласился Мельник и внезапно крикнул: - Библиотекарь!
Зойерин увидел, что в дверь на противоположной стороне зала, к которой вела лестница, заскочило здоровенное существо - такое же, как то, что напугало Скрепку. Ему стало совсем жутко - ноги начали подкашиваться, и он схватился за руку Артема, чтобы не упасть.
- Артём, Зой, Амалия, - сказал Мельник, - слушайте внимательно. Библиотекари - одни из самых опасных созданий этого мира. Если когда-нибудь, не приведи Господь, встретите одного из них, ни в коем случае не нападайте - это опасно, но и убегать нельзя. У них есть одна особенность: пока ты смотришь им в глаза, они тебя не тронут. Если они начинают нервничать, медленно отходите назад, не спуская с них глаз, а выстрелите - вообще больше ничего не увидите.
Зойерину слова Мельника показались обнадёживающими - если библиотекарь не нападает, когда смотришь ему в глаза, можно сильно не бояться. Тем более что сила Воды в его взгляде могла быть очень даже кстати.
Неожиданно через дыру в потолке в зал ворвался демон и напал на Данилу. Нападение было столь внезапным, что друзья не сразу сообразили, что произошло. В последний момент Зойерин посмотрел демону в глаза и приказал тому убираться. Демон улетел, а Мельник подбежал к Даниле.
- Он серьёзно ранен, - заключил полковник. - Я должен доставить его в Полис. Вам придётся действовать одним. Простите. Я найду вас, когда отнесу Данилу в Полис. Держите.
С этими словами Мельник вручил Артёму какую-то карту.
- Это схема помещений, - пояснил он. - В военный архив ведёт дверь, в которую вбежал библиотекарь. Времени мало - скоро ночь. Найдите архив, я вернусь, как смогу.
Делать нечего, пришлось самим идти в следующий зал.

Документы о Д-6

Сразу за дверью, в которую вбежал библиотекарь, был коридор, с потолка которого свисало нечто, похожее на лиану. Таких лиан было несколько штук. «Мутировавшие комнатные растения», - с ужасом подумал Зойерин. На секунду он замешкался и едва не пропустил удар лианы. Только молниеносный прыжок Скрепки на лиану спас его.
Чуть левее располагалась выбитая дверь, за которой был ещё один просторный зал, а в нём находился библиотекарь. Несмотря на то, что друзья старались двигаться бесшумно, библиотекарь заметил их и посмотрел в глаза Зойерину. Зой заметил, что крылья носа и верхняя губа библиотекаря срослись в кожаную складку, что делало внешний вид библиотекаря очень неприятным и страшным. И когда библиотекарь зарычал, эта складка приподнялась, обнажая носовые щели и острые зубы. Это придавало библиотекарю ещё более жуткий вид. «Шёл бы ты лучше отсюда», - мысленно приказал Зойерин, стараясь не поддаваться страху. Библиотекарь, к его удивлению, послушался и, подпрыгнув, скрылся в дыре на потолке. Выглядело это страшно, поэтому пришлось действовать быстро.
Друзья заметили, что в зале есть лифт, но сквозь щелку можно было заметить, что кабина находится этажом выше. Пришлось подниматься на верхний этаж, по пути прогоняя встречавшихся библиотекарей. Неожиданно один библиотекарь настиг друзей, когда они уже зашли в кабину, но на него напал влетевший в окно демон. Завязалась жестокая битва: библиотекарь прыгнул на спину демону и стал пытаться оторвать ему верхнюю челюсть. Тем временем кабина лифта поехала вниз под тяжестью ещё одного библиотекаря. Библиотекарь разбился, а вот друзья чудом уцелели. Они вышли в каком-то помещении, где на них напал ещё более жуткий библиотекарь - во-первых, он весь был чёрным, а во-вторых, нападал, даже если ему смотрели в глаза. Взгляд Зойерина на него тоже не подействовал, лишь на немного его осадил. Спасло друзей то, что чёрный библиотекарь оказался медлительным - от него можно было убежать.
Дальше было труднее - надо было пройти через несколько залов, минуя чёрных библиотекарей. Скрепка старалась держаться поближе к Зойерину, а тот все время держал свою руку на ее спине - так ему самому казалось немного спокойнее. Друзья смотрели на каждую дверь, пока не нашли на одной из них табличку с надписью «Военный архив. Посторонним вход запрещён». Кабинет за дверью был наполнен различными ящиками, и надо было осмотреть каждый. Втроём это можно было сделать быстрее. Неизвестно, сколько прошло времени, когда Артём нашёл папку с пометкой «Д-6». Теперь друзья могли выйти из Библиотеки.
Скрепка, учуяв свежий воздух, повела Зойерина, Амалию и Артёма, несшего папку «Д-6», за собой. Кикимора вывела их через выбитую дверь на поверхность, где уже наступила ночь. Громыхнула молния, и Зойерину стало ещё страшнее. Он и в Амрундоре, в надежном укрепленном и теплом замке слегка побаивался молний, стараясь спрятаться от них или как-то поукромнее устроиться, а тут молния была намного сильнее частых для Амрундора грозовых сверканий. Да и укрепленного замка не было. Пришлось в очередной раз перебороть свой очередной страх...
Неожиданно позади раздалось рычание, и перед друзьями, совершив огромный прыжок со второго этажа, приземлился библиотекарь. В этот момент прозвучал гудок, и библиотекаря сбил большущий внедорожник.
- Куда едем, генацвале? - спросил выглянувший из кабины Ульман, который сидел за рулём. - Подброшу за пятьдесят патронов.
Из машины выскочил Мельник.
- Наконец-то мы свиделись. В Полисе за вас переживают. Надеюсь, всё в порядке, - сказал Мельник и принял у Артёма папку. - В машину.
- Куда поедем? - спросил Ульман, когда Артём, Амалия, Зойерин со Скрепкой и Мельник забрались в кабину.
- В Храм Христа Спасителя, там есть нужный нам выход в тоннели, - ответил Мельник. - Артём, Амалия, Зойерин, помните Хана? Это он помог нам вас найти, хотя я так и не понял, как он это сделал.
- Наверное, сердце подсказало, - предположила Амалия. - Хан - мой отец. Он очень мудрый и волшебный человек. И сердце у него вещее. А родные сердца друг другу вести подают.
- Хан - твой отец? - улыбнулся Ульман. - Теперь понятно, в кого ты такая чудесная.
- Спасибо, Ульман... - Амалия тепло улыбнулась, и ее щечки покрыл нежный румянец.
Внедорожник поехал по заснеженной дороге. Скоро он подъехал к величественному зданию.
- Вот он, Храм Христа Спасителя, - сказал Мельник, - первый и единственный форпост «Спарты» в этих местах. Вы передохните, ребята, а я ознакомлюсь с документами.
В Храме Зойерин, Артём и Амалия познакомились ещё с тремя сталкерами - молодыми разведчиками Борисом и Степаном и пожилым техником Владимиром, которые оказались весьма приятными людьми. А может, к общению располагал дух здания? Зойерин чувствовал, как всё в Храме пронизано верой. Он, смотря на фасады остатков здания, словно чувствовал какой-то особый благодатный дух, исходящий из этого места. То ли атмосфера вокруг запечатлела моления приходящих сюда когда-то людей, то ли сам Храм был построен на особом месте... Но атмосфера вокруг и впрямь была живительная. Зойерин знал, что вся материя способна накапливать знания, способна формировать информационное поле. А у этого места поле было особое. Чувствовалось, что Храм был построен не так давно, два с небольшим столетия назад, воздвигнут был в честь великой победы над вторгшимся врагом, пережил славу и разрушение, восстановление и новую славу, борьбу веры и неверия, лицемерия и истины... И сейчас стены здания хранили их, и эльф это отчетливо чувствовал.
Ульман занимался рубкой дров, и Амалия решила ему не мешать и осмотреть здание. Случайно она услышала разговор Зойерина и Артёма. Артём сознался Зойерину, что сильно винит себя во всём, что случилось с ним в дороге.
- Прости, Зой, - сказал Артём. - Ты так страдаешь. Я не хотел этого. Зачем я позволил тебе отправиться с нами? Теперь ещё и Данила пострадал.
Зойерин тепло сжал своими тонкими маленькими ручонками крепкие ладони Артема и преданно заглянул другу в глаза.
- Артем, не вини себя, пожалуйста... В том, что случилось, твоей вины нет. Пожалуйста, прости себя.
- Как простить, когда боль и разрушение постоянно следуют за мной и вредят тем, кого я люблю? Начиная с раннего детства, этот груз вины преследует меня...
- Не он преследует. Ты просто думаешь так, или кто-то очень хочет заставить тебя так думать... Пожалуйста, просто поверь, что ты на самом деле не такой, как о себе думаешь. Мы своими мыслями и желаниями сами вершим будущее, даже если не осознаем этого. Позволь просто поверить себе самому, что все будет хорошо. И вместо разрушения ты принесешь кому-то помощь и надежду... И даже если чья-то воля желает, чтобы ты себя винил, наперекор ему еще крепче верь, что справишься... Мне тоже много за что есть себя винить. Гораздо больше, чем тебе. Хотя бы потому, что на мою долю не выпало столько боли и потерь. И я сам, тут в метро, осознал, как глубока моя вина... Что столько много позволял себе наслаждаться жизнью, и думал, что все так есть и во всех мирах. Если тебе будет легче, давай вместе простим себя, и нам обоим будет легче...
Тем временем друзья и следовавшая за ними Скрепка поднялись на второй этаж храма. В небольшой келье, рассматривая чудом сохранившиеся иконы, стоял Хан.
- Папочка! - воскликнула Амалия, подбегая к нему.
- Я же говорил, что мы встретимся снова, девочка моя, - сказал Хан, обнимая дочь. - Вижу, ты стала совсем бодрой - не иначе, влюбилась. Это Ульман? Я видел, как он смущался при упоминании о тебе.
- Да, папа, он самый, - кивнула Амалия.
- Я слышал, Полис отказался вам помочь.
- Только Совет. Ульман и Мельник хотят нам помочь.
- Но Мельник руководствуется силой, Амалия. Как бы это не принесло беды. Каждый пожинает то, что посеял: насилие порождает насилие, и за смерть платят смертью. Тот, кто не испытывает сомнения и не знает раскаяния, никогда не вырвется из этого круга.
И вновь Зойерин задумался: а ведь Хан прав. Возможно, именно этого и добивается Саурон, собираясь погубить Арду - чтобы за смерть платили смертью, а насилие порождало насилие. Этого нельзя допускать. Нельзя позволить порочному кругу сомкнуться над Ардой... Ведь из этого самого следствия зло и черпало свои силы... Зло непрерывно порождало зло, и неважно было, в каком обличии оно проявляется... Важно было одно: как-то пресечь порождение одного другим, и перетекание одного в другое... А как? Вывод напрашивался сам собой: если насилие порождает насилие, а зло - зло, то пресечь это можно, если поступить наоборот и тем самым разорвать порочную взаимосвязь: на ненависть ответить пониманием, на страсть - терпением, на зло - добродетелью... Именно так можно исправить Искажение. Ведь что такое Искажение само по себе? Это нарушение Закона Вселенской любви. И тем, чтобы не поддаться на это искажение, и не пойти по искаженному кругу взаимопорождаемости зла, нужно поступить так, чтобы зло оказалось побеждено добром, и тем самым порочный круг сможет разорваться. А это и приближает исцеление, лечит его... Сейчас юный эльф это отчетливо понимал.
- Папа, а ты пойдёшь с нами? - спросила Амалия.
- Увы, я должен отправиться в Полис, - покачал головой Хан. - Брамин Данила в госпитале, и я должен с ним побеседовать. Нападение демона сильно напугало его.
Выслушав Хана, Амалия, Артём и Зойерин подошли к стоявшему у стола неподалёку Мельнику.
- Не очень-то и полезные бумаги, - сказал Мельник. - Всё намёки и намёки, хотя путь в Д-6 тут обозначен. И ещё, я нашёл это.
Мельник протянул Артёму какой-то листок с изображением герба в виде двуглавого орла - такого, как тот, что изображён на левом виске у кшатриев. Артём прочитал листок и показал его друзьям. Листок оказался половиной документа, в которой говорилось, что чёрные - результат чудовищного эксперимента над людьми с целью созданию из людей суперсолдат, который провели ещё до ядерной войны. Их создавали, развивая в людях телепатические способности, выносливость, крепость тела и устойчивость к радиации, и придавая им устрашающую внешность. Несмотря на получившуюся в результате внешность, чёрные сохранили разум и душу, но утратили способность говорить, а потому общались с помощью обмена мыслями. Листок обрывался на словах «Устойчивость чёрных к радиации стала возможна...» и ниже была сделанная кем-то от руки приписка: «Вторая половина документа находится в Д-6».
- Это значит... - с надеждой начал Артём.
- Что чёрные - не враги людям, - закончил Мельник. - Жители ВДНХ сделали поспешные выводы, опираясь на устрашающую внешность чёрных и испугавшись их телепатических способностей.
- Надо будет всё им объяснить, в первую очередь дяде Саше.
- Это можно сделать с Останкинской телебашни - она позволит установить связь с чёрными и передать их мысленные образы, как телевизионный сигнал. Тогда жители ВДНХ поймут, что чёрные - им не враги.
Случайно подслушавший разговор Хан пообещал отправить на ВДНХ записку, чтобы предупредить отчима Артёма и Амалии.
- Спасибо, папа, - сказала Амалия. - Жаль, что мы опять расстаёмся.
- Я всегда буду с тобой, - сказал Хан.
- А сейчас мы отправляемся в Д-6, - сказал Мельник. - Там вторая половина документа и ключ к тому, как чёрные помогут людям вернуться на поверхность.
Ульман к тому времени успел наколоть дров, а Владимир, Степан и Борис - проверить снаряжение и сделать запасы патронов. После этого вся группа вместе со Скрепкой спустилась в подвал храма, где был поезд из одного вагона, работающий на пару. Именно для него Ульман колол дрова.

Дорога в Д-6

Поезд уже около получаса шёл по проложенным рельсам. Степан и Борис стояли возле пульта управления. Ульман следил, чтобы огонь в печи не потухал. Владимир наблюдал за тылом.
- Если верить карте, - сказал Мельник, глядя на карту из папки, найденной в Библиотеке, - в Д-6 ведут несколько путей и ближайший к нам - через Киевскую.
- Киевская? - спросил Ульман. - Я про эту станцию нехорошие вещи слышал.
- Слухи не беспочвенны, - подтвердил Мельник. - За Киевской раньше была станция Парк Победы. Была война, и киевляне завалили тоннель к Парку Победы. Говорят, что люди с Парка Победы выжили, но и людьми быть перестали, превратившись в дикарей. Это тоже можно было бы посчитать слухами, но на Киевской пропадают люди, чаще всего - дети. Видимо, дикари нашли какой-то служебный переход между станциями.
- А что это за дикари? - поинтересовался Зойерин.
- Я мало что знаю, - пожал плечами Мельник. - Те, кому удалось вырваться с Парка Победы, рассказывали, что дикари поклоняются какому-то Великому Червю, а потому зовутся червепоклонниками.
Вдруг Зойерин вспомнил рассказы отца, короля Эвендила, о жителях одной из колоний Амрундора. Это был крупный тропический остров где-то в южных морях Арды, давным-давно вошедший в состав королевства при короле, который правил до Эвендила. Сам он бывал там не один раз, но старался не вмешиваться в личную жизнь и менталитет островитян, рассматривая это место, как автономную область, хотя и привнес в их жизнь некую часть цивилизации - ту, которую островитяне хотели принять сами. Эвендил рассказывал сыну, что на этом острове живут люди-дикари, поклоняющиеся Великому Червю - майару в облике зелёного растительного дракона. Ежегодно в начале весны, когда оканчивается сезон тропических дождей, они приносят своему божеству жертвы в виде плодов растений, благодаря за помощь и покровительство и прося о щедром урожае. У Зойерина дома были сувениры и снимки жителей, которые привозил его отец с того острова. Он интересовался их традициями и культурой, самобытной и необычной для эльфов, но по-своему прекрасной.
«А не являются ли червепоклонники Амрундора теми самыми червепоклонниками, что живут на Парке Победы? Название-то одинаковое... И имя божества - Великий Червь - тоже одинаковое. Тогда как они очутились на Арде? Или может быть, с Арды каким-то образом перебрались сюда и обосновались на этой планете? Пространственно-временная аномалия? А если Великий Червь - и вправду великий майар, который способен действовать и в Арде, и здесь? Что если он создает собственную магнитную аномалию, через которую соединяет оба мира? А это значит, что мир Арды и мир Земли связан еще более тесно, чем кажется, и все, что происходит в Арде, косвенно отражается на Земле, а события Земли отражаются в событиях Арды? Все логически к этому всему и сводится. А если это правда, то стало быть, взрыв, который уничтожил Земную цивилизацию, может быть отражением того, что когда-то было в Арде... Или отражает то, чему только еще предстоит быть? Значит, и впрямь, что постигло Землю, может постичь и Арду» - От этой мысли Зойерин так запереживал, что упал в глубокий обморок. Придя в себя, он услышал голос Мельника:
- Давай ещё нашатыря. Зой, очнись. - Мельник одной рукой приподнял голову эльфа, а второй водил перед его носом тряпочкой, смоченной в нашатыре. Зойерин слегка дрогнул и приоткрыл глаза. - Слава Богу, он приходит в себя. Убери свет, Володя! Ты его слепишь.
- Ну ты нас и напугал, - проговорил Ульман.
- Встать можешь? - поинтересовался Артём.
- Наверное, - пробормотал Зойерин, хватая Артема за руку и пытаясь подняться.
Неожиданно поезд остановился - дорогу преграждали гермоворота. Мельник и Владимир пошли к пульту управления, чтобы попытаться открыть ворота. Когда они уже наполовину разобрались с пультом управления, внезапно напали чёрные упыри. Зойерин не позволил себе испугаться и старался прогнать упырей с помощью взгляда. У него это получилось, и он почувствовал в себе уверенность. А когда упыри убежали, Зой мысленно поймал себя на том, что наслаждается мыслью своего успеха. И, видимо, он достаточно увлёкся этой мыслью, потому что, только услышав визг Скрепки, увидел, что приближается электроаномалия.
Ворота в этот момент открылись, можно было ехать, однако поезд не желал заводиться. Борису ничего не оставалось, кроме как ударить по пульту управления кулаком. Только тогда поезд тронулся и миновал ворота, которые закрылись перед самым носом у электроаномалии.
Поезд остановился у двери в техническое помещение. Группа ещё не знала, что ждёт за ней.
* * * *
Дверь была одним из входов в служебное помещение, который отыскали червепоклонники. Группа дикарей шла к Киевской станции, когда столкнулась со сталкерами, следовавшими в Д-6. Всё произошло так быстро, что никто ничего не понял, но вся группа оказалась в плену. Только теперь Зойерин по внешнему виду дикарей убедился, что этот те самые червепоклонники, фотографии которых привез ему отец с острова. Теперь его занимал вопрос: как они оказались здесь? И какое у них место в Арде относительно Земли? То ли предки островитян перебрались на Землю, то ли земляне попали в Арду и обосновались на острове. Это должно было иметь какое-то разумное объяснение...
Случайно духовный лидер червепоклонников, смеясь над сталкерами, проговорился, что выдумал Великого Червя, дабы держать в повиновении дикарей, ибо ненавидел технику, но обожал властвовать над теми, кто его боится. Услышавший это один из дикарей, парнишка Дрон, для которого вера в Великого Червя была смыслом жизни, забился в истерике. В эту минуту Артём, Амалия и Зойерин услышали какой-то шёпот, переходящий в еще слышимую мелодию, но это были не голоса мёртвых, а дивная песня. Она пелась медленно, словно читались протяжной кантиленой слова древнего заклинания или магической формулы. За считанные секунды дикари исчезли, а их лидер превратился в каменную статую.
- Что с ними случилось? - спросил удивлённый Артём.
- Они отправились к настоящему Великому Червю, - пояснил Зойерин. В мгновение понял он, что Великий Червь - и в самом деле могучий майар и что он властью своего голоса сам творит аномалии, и переносит в них людей. И именно так на Арду перебрались червепоклонники с тропического острова - они были землянами, силой мысли Великого Дракона перенесенными в Арду. - Тот создал пространственно-временную аномалию, чтобы перенести их в свои владения.
Дальнейший путь ничем не прерывался, и группа успешно добралась до другого технического помещения. Зойерин размышлял о червепоклонниках - они никак не шли у него из головы, тем более, в Амрундоре являлись прямыми подданными его отца, а стало быть, и его тоже. Друзья его активно обсуждали план действий.
- План такой, - сказал Мельник. - Ульман, идёшь в разведку. Борис, Степан, прикрываете этого шута. Остальные - со мной. За дело.
- А куда нам торопиться, товарищ полковник? - спросил Ульман. - Может, перекурчик объявим? Такая нервная работа.
- В аду перекуров не бывает. Вперёд, воины мои. Вас ждут великие дела.
- Великие дела? - усмехнулся Степан. - Мой след в истории будет больше похож на мокрое пятно.
Заглянув в одну комнату, Скрепка недовольно фыркнула. Зойерин решил глянуть, что напугало кикимору, и поморщился, увидев человеческий скелет. «Это не к добру», - подумал он, поспешив скорее назад.
Заглянувший в ту же комнату Ульман сказал:
- Тут кто-то совсем новый скелет обронил. Может, возьмём с собой? Ну на брелки?
- Ульман, хватит балагурить, - недовольно сказал Мельник. - Вернёмся домой - будешь зубной щёткой сортиры чистить.
- Да, товарищ генералиссимус, так точно.
Зойерин еле сдержал смешок, закрыв рот ладонью. «Всё-таки Ульман тот ещё весельчак, - подумал он. - Амалии точно повезло».
Артём тем временем потянул какой-то рычаг, и ворота, находившиеся в комнате, открылись.
- Не, я не пойду, - покачал головой Ульман. - Там А - темно и Б - страшно.
Группа стала спускаться вниз по открывшейся лестнице.
- Вот дерьмо! - неожиданно сказал Борис.
- Э-э, поаккуратней с выражениями, солдат! - сделал замечание Мельник.
- Это не выражение, - пояснил Борис. - Это сама субстанция, и я в неё вляпался.
- Ну, это на счастье, - улыбнулся Ульман.
- Нет, это плохая примета, - отрезал Мельник. - Если тут есть помёт, значит, его кто-то метнул.
Зойерин зажал нос пальцами, да и Борис постарался вытереть сапог об пол от остатков этой субстанции. Эльф сообразил: Мельник упомянул о плохой примете и о том, что рядом может быть опасность.
И действительно - всю дорогу до следующих ворот досаждали упыри. Очевидно, это они и оставили помёт, в который наступил Борис. Так было и со следующими за ними воротами. Очередным сюрпризом оказалась станция, располагавшаяся за ними. Там был только один рельс, а вскоре появился движущийся по нему поезд. Зойерин подумал, что этот поезд работает на автоматике.
Д-6 было совсем рядом, и этот поезд мог доставить группу туда.

@темы: фанфик, Средиземье, Перекрестье миров, Метро 2033

URL
   

Дневник Огненной Тигрицы

главная